08.03.2017
В честь наступления Международного женского дня на форуме стартует особая акция: с 8 по 18 марта все женские персонажи принимаются в игру по упрощённому шаблону анкеты!

22.02.2017
В преддверии наступающего праздника на форуме начинает действовать акция ко Дню защитника Отечества! Все персонажи из команд ЩИТ, Мстители, Стражи Галактики, Громовержцы, а также все злодеи принимаются в игру по упрощённому шаблону анкеты! Акция продлится с 22 по 28 февраля!

12.02.2017
Приближается 14 февраля, и в честь Дня всех влюблённых на нашем форуме стартует специальная акция для всех персонажей, приходящих парами либо в пару к уже принятым! Акция продлится с 12 по 20 февраля!

01.02.2017
В раздел "Сюжет" добавлено новое глобальное событие для всех мутантов: Восхождение Апокалипсиса. Каждый мутант или им сочувствующий может вступить в борьбу с могучим экстерналом.

Marvel: Fear Within

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: Fear Within » Прошлое » [16.08.2016] Oh really?


[16.08.2016] Oh really?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sg.uploads.ru/t/TUu8J.gif
http://s8.uploads.ru/t/U9zsD.gif

ВРЕМЯ: 16.08.2016
МЕСТО: г. Таллла, штат Луизиана
УЧАСТНИКИ: Bella Donna Boudreaux, Anna Marie
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Никаких

ОПИСАНИЕ ЭПИЗОДА


Судьба у двух южанок сталкиваться нос к носу в этой жизни, видимо. Они и не хотели бы, наверное. Но этот мир желает увидеть их рядом и послушать все то, что им есть высказать друг другу.

Отредактировано Anna Marie (2017-02-20 13:14:19)

+2

2

У каждого, рано или поздно, случаются такие моменты, моменты слабости. Груз, лежащий на твоих плечах, вдруг становится неимоверно тяжелым бременем, и нести его ты больше не в силах.
Остается лишь одно... Бежать! Когда бежишь от себя, особо не разбираешь дороги. Все равно куда, лишь бы подальше. Хоть на край света... Да хоть в какую-нибудь дыру, где тебя никто знать не знает. Только где ж в Луизиане такую найти? Нью-Орлеанскую розу тут знала каждая вшивая собака, каждый забулдыга, каждый наркоман, и уж тем более каждый, кто хоть единожды приступил закон. Белладонна Будро. Госпожа. Кровавая блондинка. Нью-Орлеанская Джульетта... У нее много имен, и все ей под стать. Королева преступного мира целого штата. За последние десять лет она расширила свои владения в десятки раз, перед ней склонились все главари группировок. Гильдия обрела могущество, о котором и не смела мечтать. Казалось бы, вот она, вершина славы! Ты достигла ее! И в этот самый миг ты вдруг понимаешь, больше не к чему стремиться...Внутри пустота. Необъятная черная дыра, только не в космосе, а здесь, в сердце... Волком завыть хочется.

Сегодня она осиротела.  Яркий августовский день стал чернее ночи. Траурные ленты, занавешенные зеркала, розы цвета бордо... Таких пышных похорон Новый Орлеан еще не видел. Кортеж растянулся аж на несколько кварталов. Приспущенные флаги, похоронный марш, люди в черных одеждах. Теперь она одна на всем белом свете. Каково это, идти по кладбищу, где по обоим сторонам дороги одна и та же фамилия... Аллея древнего рода Будро. Дедушка, брат, а теперь и отец смотрят на нее с холодных могильных плит. Господи...как же это больно, как же страшно... Семья ЛеБо знала, что это такое... Жан-Люк тоже похоронил своих сыновей на соседней аллее, пережил то, что не пожелаешь злейшему врагу... Но его утрата все же не похожа на ее. Как бы он не старался понять ее, не удастся. У него жива мать, у него жив сын, а Она последняя. В скором времени не останется никого.
-Держись, держись, дочка... - Жан-Люк крепко прижимал Беллу к груди. На его памяти, это был второй раз, когда она плакала. Нет, плакала - совершенно не то слово, она рыдала. Рыдала, как ребенок, никого не стесняясь. -Ты сильная, сильнее многих, тебя не сломила ни одна беда... Ее слезы  превратились в полноводную реку, брызги которой орошали эту мертвую землю.
Ты как-то сказал, что у меня каменное сердце. Быть может, так и есть. Но и камень можно расколоть. Судорожно всхлипывая, блондинка все сильнее сжимала его пиджак. Только все напрасно. Слова не утешали, руки не грели. Холод. Могильный холод. И смерть.

Слез больше не осталось. Бледная, словно призрак, она брела в никуда. Ноги сами ее привели.
- Простите меня, Святой отец... Я согрешила... Я столько грешила.....
Такого уши священника Легранжа не слышали за всю его долгую жизнь... Несколько раз он смахнул пот со лба, прежде чем ответить хоть слово. Монолог девушки продолжался около часа, и закончился так же неожиданно и резко, как и начался.
- Ты словно прощаешься, дочь моя...
-Так и есть...
Сорвавшись с места, она побежала домой. Траурные одежды были брошены на пол, туда же отправились и туфли. Холодный душ. Темные очки. Косуха. Большой черный Harley-Davidson срывается с места и несет ее прямо по шоссе до таблички с  надписью " Welcome to TALLULAH, LOUISIANA".
В самом конце дороги она оставляет мотоцикл и идет пешком, вперед и вперед, до самого обрыва.

+2

3

Послать все к чертовой матери, сорваться с места, уехать молча. Никому не говоря ни слова, выключая телефон, мысленно извиняясь за беспокойство. Многие в команде так себе позволяли делать, даже не ставили никогда никого в известность. исчезали на пару дней, как коты по весне, а потом, нагулявшись, проветрив мозг, возвращались назад. Им редко задавали вопросы, вероятно из-за того, что свобода передвижения была не ограничена у них ничем, кроме законов миграционных служб. Кто-то просто расслаблялся вдали от Школы, кто-то искал себя, кто-то искал проблем. Каждому свое.
Она выскользнула за периметр рано утром, пока еще не сошла роса и небо было затянуто предрассветным маревом, предрекающем жару в полдень, с небольшой сумкой на плече. Все самое необходимое на пару дней было неаккуратно упаковано, на скорую руку. Она не планировала эту поездку заранее, никогда не зная наверняка, когда произойдет это. Никогда не узнавала погоду, не готовилась морально, никогда не покупала билеты на самолет и не просила подыскать себе замену на время занятий. Нет, она просто просыпалась примерно раз в год, понимая, что пора. К чертовой матери все, ей пора было уехать и не видеть никого несколько дней. Оставить проблемы команды, оставить этот шум, гвалт, эти вечные попытки урегулировать два вида представителей эволюции, оставить всех. Совсем всех.
Неслышной тенью она вылетела за пределы территории, в тот самый час, когда сон самый крепкий. Когда даже дежурные ее не заметят, слишком бесшумно, слишком высоко.
Через некоторое время Анна-Мари уже расположилась в самолете, который унесет ее на юг. Не на курорты, как многим бы хотелось, но домой. Туда, где ее уже ничего не держало, где никто не ждал, а даже если бы ее кто-нибудь узнал, спустя столько лет, ей бы не были рады. Может быть даже стали бы прогонять, слухи в маленьких городках замолкают не скоро, а память о "героях" живет почти вечно. Но, черт возьми, ей это было необходимо. Говорят, что убийцы иногда приходят на могилы своих жертв. Она же возвращалась на могилу своего беззаботного детства. На могилу своей... Нормальности. В то место, где она никогда не была мутантом, отродьем, ошибкой природы. Чертовой тварью, которая убивает лишь одним касанием руки. Не потому что ей хотелось убивать, потому что кто-то мог быть слишком неосторожен в своих действиях. Нет в этом ее вины. И не было никогда. Никому она не желала смерти подобным образом. Хотя многие были бы ее достойны, чего скрывать.
Но, тем не менее, раз за разом, год за годом, она возвращалась к себе домой. Туда, откуда даже ее тетка давно уехала. Туда, где дом ее родителей стоял пустой и заброшенный. С заколоченными ставнями, с высокой сухой травой, что росла на бывших дорожках. Туда, где она босиком бегала, сдувая непослушную белую челку с лица, за своими друзьями жаркими летними деньками. Беззаботное детство, полное приключений, полное азарта и жажды жизни где-то, но не здесь. Даже, когда они были маленькие, лет по десять, они уже мечтали, что когда-нибудь каждый из них уедет далеко-далеко из этих мест. Лос-Анжелес. Нью-Йорк. Лондон. Рио. Париж. Берлин. Токио. Они в мечтах летали по всему земному шару, наперебой рассказывая что-то друг другу.
Подходя ближе к перекошенному забору, она вдохнула полной грудью влажный жаркий воздух. Погода стояла для августа замечательная. Стрекотали кузнечики, цикады, перегревшиеся на солнце, летали редкие летние бабочки. Жарко. Очень жарко для той, что по уши укутана. Она скинула с плеч клетчатую рубашку, оставаясь в зеленой маечке, стянула перчатки, засовывая их за ремень джинсов. Освободившись от лишней ткани, с трепетом провела кончиками пальцев по облупившейся краске заборчика. Чувствовала, как ржавчина встала дыбом, как нагрело солнце старый, уставший металл. Как эхом отдавалось в глубине души забытое щемящее чувство.
Она дома.
Каждый раз поездка сюда выходила ей боком. Каждый раз ее не ждало тут ничего, кроме боли. Но она была здесь, могла хоть на миг убежать от проблем и себя. Тем более - сейчас. Сегодня. Тетя давно уехала. Коди больше нет. Ей не к кому приехать сюда. Но ей это нужно. Очень нужно, прямо сейчас, почувствовать тонкую, незримую ниточку, которой она привязана.
Лондон. Париж. Берлин. Токио. Рио.
Тысячи мест. Она везде побывала. Хотела бы - побывала бы еще в тысячи, сейчас ее почти не остановить, стоит только захотеть и можно подняться в небеса на километры и лететь-лететь. Но зачем?

Когда над головой качаются сухие травинки, а солнце жжет закрытые глаза, когда лучи ласкают бледную кожу, когда никого вокруг нет, и разум отпущен на райские поля в честь выходного... Вероятно, тогда и начинается то прекрасное чувство свободы. Ничего вокруг ее не держало, ничего вокруг ей не принадлежало. Ничего вокруг ее не знало и не трогало. Только цикады, белые облака, сухая травинка, что норовила запутать волосы, намотать их на себя под порывом теплого легкого ветерка.
Она была сильная. Но не могла найти в себе сил. Смелая. Но смелости не хватало на многое. Она могла переговорить многих, но так хотелось молчать. Молчать, вдыхать аромат трав, возвращаться в воспоминаниях к тем, кто погиб, к тем, кто ушел, к тем, кто жив. Спрашивать: Как? Зачем? Что там - за чертой? Есть что-то? Но судьба распоряжалась сегодня иначе.
Над головой Шельмы по небу пронеслось... что-то. Что это было? Космический корабль? Метеорит? Чья-то разработка? Мстителей, ЩИТа? Вслед за стремительно снижающимся объектом полетела и звуковая волна. Рокот всколыхнул деревья, шум стоял, словно от неисправно работающего движка. Объект явно падал.
Анна подскочила, глазами проводив его. Где-то там был небольшой город, если верить карте и памяти. Да, он находился несколько в другом федеральном объекте, но люди везде были людьми. Все мысли о прошлом уступили место инстинктам, которые годами вырабатывались. Она - Иксмен. Она должна быть там, помочь, если надо. Позвонить своим. Если надо. По крайней мере, осознание того, что она несется вслед за падающим объектом, настигло южанку уже сильно далеко от земли.

Она видела, как корабль (вероятно, это был все-таки он) летел прямо к городку, вот-вот и упадет, раздавит... Нет. Пролетел мимо. Взрывая землю, выдавливая из нее комья и подкидывая их в воздух, объект наконец затормозил прямо недалеко от обрыва, рядом с автомобильной трассой. Пыль, моментально поднявшаяся в воздух, воняло гарью. Копоть, поднимающая вверх клубами, не придавала экологичности картине.
Анна аккуратно спустилась на землю. Видимость, как говорится, была нулевая.
- Эй, - она увидела силуэт недалеко от себя. Мужской или женский, было не ясно, слишком пыльно, слишком тяжело дышать, слишком опасно лететь, - Э-эй! Эй вы там! - Она подходила все ближе и ближе, - Здесь опасно, вам лучше бы уйти, если жизнь дорога и ноги не сломаны.

+1

4

Блондинка сидела на самом краю, свесив ноги, и смотрела вдаль. Ветер, не стесняясь, играл волосами, то и дело щекотал ими нос. Только вот она, словно одурманенная, не обращала на него никакого внимания. Руки гладили сухую траву, а взор ее услаждал закат. Сквозь темные очки даже последние яркие лучи солнца теряли свою силу и совершенно не били по глазам. Разумеется, при таких условиях всем великолепием красок не насладишься, да она здесь и не за этим. Здесь тихо, спокойно, километров на пять ни души. Уединение и свобода, то, чего ей так не хватало. Никто не увидит твоих слез, не упрекнет тебя в слабости...Здесь можно постараться пережить свое горе. Это лучше, чем ходить по пустому дому, прислушиваясь к каждому скрипу дверей, половиц, шороху занавесок, в надежде, что хоть кто-то из призраков твоей памяти оживет, подойдет и обнимет тебя как тогда...много лет назад... Кажется, все будто как вчера... Ты- маленькая девчушка в голубом платьице, бежишь в каминный зал, а там, в большом кресле сидит дедушка...Ты забираешься к нему на колени, прижимаешься к нему, чувствуешь его запах...Такой знакомый, такой родной...

И вдруг всю эту идилию развенчал оглушительный грохот. Звук был такой, будто реактивный самолет садится брюхом на щебень... Не успела она оглянуться и посмотреть, что это было, как ее накрыло облако пыли вперемешку с комьями земли. Блондинку едва не сдуло вниз, к счастью, она вовремя упала на землю, инстинктивно закрыв голову руками. Что это было? Бомба? Пришельцы? Военные? Что? Что происходит?
С осторожностью открыв глаза, Белла чуть приподнялась. Вонь, грязь, копоть, невозможно дышать, не видно даже собственных рук. На какое-то время глаза пришлось закрыть.
Где-то минуту спустя, пыль начала оседать. Теперь хоть представлялось возможным различать силуэты. Вырванное дерево буквально в двух шагах, Огромный булыжник, раскаленный до красна. И...Человек? Мужчина? Женщина? Или...? Вот "или" хотелось тут увидеть в последнюю очередь. Свой печальный опыт общения с внеземными цивилизациями Будро не забудет никогда, ведь он едва не стоил ей жизни. Пришлось даже признать собственную беспомощность и просить о помощи разноцветных людей в трико... Хорошо бы история не повторилась.
А силуэт-то женский... пышные волосы, фигуристая... Походка... Где-же я тебя видела? А ведь видела точно!
- Эй, Э-эй! Эй вы там! - И голос..., - Здесь опасно, вам лучше бы уйти, если жизнь дорога и ноги не сломаны.
Все встало на свои места. Столкнулись они буквально нос к носу. От неожиданности Белла даже отступила на шаг назад. Кулаки зачесались со страшной силой. Что тут скажешь...Хьюстон, у вас проблемы!
-Знаешь что, chérie... валила бы ты отсюда... У меня был очень дерьмовый день...

+1

5

Помогай после этого людям. Спасай их задницы. С доброй душой и чистым сердцем она хотела помочь человеку на краю обрыва. С самыми светлыми помыслами и на условных рефлексах Шельма понеслась за падающим кораблем (при ближайшем рассмотрении это все-таки оказался корабль. Внеземной или вполне себе местный - было не ясно). Уберечь город, спасти мирных жителей, бедолагу, что попал в ненужное время в ненужном месте. И ради чего? Ничего. Просто потому что у нее есть достаточно сил, чтобы встать грудью на защиту этого мира. Чтобы потом не было мучительно больно от того, что она могла, но не сделала, махнула рукой, плюнула. Не предотвращенная катастрофа грозила потом катастрофой сердечной, угрызениями совести и битьем головой о каменную стену собственной ненависти.
Город то цел останется, если только в воздух никакой дряни не выпустят, ничего ядовитого, никаких химикатов или остаточная радиация не попадет, кто знает, на чем летает этот корабль, какие двигатели в нем стоят? Пока город был цел, а вот фигура на обрыве могла пострадать. Один-единственный спасенный человек может повернуть ход истории, тот самый эффект бабочки, и все в том же духе. Один-единственный спасенный человек может оказаться чьим-то родственником, чьим-то спасителем в будущем. Людям всегда нужно давать второй шанс, Анна знала это по себе и была уверена в правильности своих суждений (за редким исключением, конечно же, но речь шла не о них).
Но именно этот один-единственный человек не мог обладать белобрысой шевелюрой и типичным луизианским акцентом.
"Твою ж мать..."
Шельма на пару мгновений потеряла дар речи, когда увидела, кому она пытается помочь, кого вытащить с обрыва, предупредить и обезопасить. Таких людей спасать не хотелось, но спасение уже и не требовалось, женщина прекрасно стояла на твердой земле, капая ядом в сторону иксмена.
- А может стать еще дерьмовее, если не сменишь тон, милочка, - огрызнулась она в ответ, поправляя перчатки, - Твои болота в другой стороне, Белла. Убирайся, пока можешь, сомневаюсь, что это все будет касаться Гильдии Убийц.
Аж глаз дернулся. Нервно, противно, сердечко заклокотало в горле, Анна на долю секунды перестала дышать от подкатывающего адреналина. Боялась, что голос даст осечку в самый неподходящий момент, а это бы выглядело страшно позорно на фоне всего происходящего. К черту монстров, пришельцев, зомби, мутантов-маньяков, к черту всех! Они - так, работа, мерзкая необходимость, никаких личных счетов, как говориться, только бизнес. Даже не бизнес, и не хобби. Образ жизни.
Но сейчас... Сейчас перед ней стояла женщина, которая была достойна того, чтобы ей свернули шею. Благо сила Шельмы границы имела сильно условные, что такое пара позвонков для ее пальцев? Движение кисти руки, до характерного щелчка. Не то, что б им было что делить в этой жизни, и сама Анна знала, что в тот момент, когда коснулась Беллы в тот далекий вечер, она поступила не очень-то красиво. Перетягивать силы и воспоминания было ее проклятьем, но иногда и проклятье может сыграть на руку. Когда так заманчиво выглядят знания, когда так хочется на секунду посмотреть жизнь других людей, когда так любопытно...
Но что такое "заглянуть в воспоминания" и что такое "убить невинных просто..." ради чего? Месть? Ревность? Глупость! Узнать прошлое и убить прошлое... Да, Белла была убийцей, но не все вопросы в жизни можно было решать именно таким путем, к тому же это было бесчестно по отношению к мальчику.
Мальчиком его помнила Анна. Мальчиком он и умер. Пускай ему было под тридцать лет, он так и остался вытянувшимся, истощенным ребенком.
И опять же, это только предлог, чтобы не сдерживаться и показать, где же раки зимуют среди болот. Она могла припомнить и их первую встречу. Ох, да чего только не могла, судьбе надо было аккуратнее сводить этих двух женщин на таком маленьком пяточке земли. Иначе упавший корабль покажется всем манной небесной.
- Хотя, - Шельма наклонила голову в сторону, сквозь пелену пыли и гари глядя на противницу по жизни, -  если ты так хочешь, я могу передать тебя твоей разлюбезной Гильдии по кускам. Так что, шевели уже своей белобрысой головой и сверкай отсюда пятками.
Кулаки чесались, но... Что она скажет потом? Как будет оправдываться? О, простите меня, я просто терпеть ее не могу... Поэтому и скинула с обрыва нечаянно. Так что ли?

+1

6

Ее саму адреналин буквально сжигал изнутри. Тек по венам, словно раскаленная лава. Сдерживать себя с каждой секундой все труднее. Это как в старых вестернах. Двое стоят напротив друг друга, по бокам столпились зеваки. Мертвая тишина. Ты смотришь своему врагу в глаза и ждешь. Все тело напряжено, рука едва ли не дергается от нетерпения. Еще мгновение и....Выстрел!
Вот только они сейчас не на Диком Западе. Они в дыре, какую еще поискать. На километры вокруг -никого, за исключением неопознанного приземлившегося объекта, на который, кстати сказать, девушки напрасно не обращали внимания.
-Сбавь обороты, Шельма. Это моя земля, моя территория. И все, что на ней происходит, касается и меня, и Гильдии. - Рука блондинки засветилась ярко-желтым светом, высвобождая сгусток плазменной энергии, - Не тебе диктовать мне условия. Невооруженным взглядом было видно, Шельму ее появление застало врасплох. Более того, южанка растерялась, и нисколько этого не скрывала. Едва уловимое движение ее глаза блондинка не смогла не заметить. Силу в ход она собиралась пустить лишь в крайнем случае, ни к чему привлекать к себе лишнее внимание.
- Хотя, если ты так хочешь, я могу передать тебя твоей разлюбезной Гильдии по кускам. После такого что ей оставалось? Блондинка ехидно улыбнулась, а после столь же фальшиво засмеялась.
-Ты что же, угрожаешь мне? Серьезно? Многие пытались, очень многие, но, как видишь, я здесь. Жива и здорова. А ты, если не хочешь проделать спиной еще одну просеку, пошла вон! Не то соединишься со своей обожаемой первой любовью...
Делать больно она умела, всеми возможными способами. Не щадила никого, точно так же, как никто не щадил ее. Пощада, сочувствие, прощение давно умерли в ее душе. Ну, если не умерли, то, по крайней мере, глубоко уснули. Конкретно ей она делала больно намеренно, с особым желанием, с таким внутренним удовлетворением, какое представить сложно. Как бальзам на душу. Почему Белладонна убила Коди? Хороший вопрос, просто на миллион долларов. И ответ на него стоит не меньше... Думаете, ревность? Ненависть? Месть? Нет, не угадываете... Во имя справедливости. Око за око, зуб за зуб, человека за человека. Шельма отобрала у нее любимого, а в должниках леди Будро ходить не привыкла, и поспешила как можно скорее сие досадное упущение устранить. Коди не сопротивлялся, да и как он мог, находясь в коме...Сколько он так пролежал? Десять лет? Двадцать? Сколько еще ему предстояло терпеть эту боль, это никому не нужное и ненавистное сочувствие, которое Шельма каждый раз выливала на него вместе со своими слезами? Противно. Жестоко. Бесчеловечно. И Белла избавила его от страданий. Поставила, наконец, точку в его никчемной жизни. Справедливость восторжествовала, вот только легче почему-то не становилось...

+1

7

Черта-с-два ее это касалось. Черта-с-два это вообще кого-то сейчас должно было касаться. Слишком много эмоций кипело в южанке, и она была уверена, выход найдется сам собой, стоит только чуть-чуть дать слабину собственной силе воли.
- Не много ли ты берешь на себя, а?
Шельма прекрасно понимала, что сейчас скорее провоцирует Беллу, чем утихомиривает конфликт, нарастающий на этом куске земли. Она и не собиралась этого отрицать, ловя истинное наслаждение, понимая, что ей есть за что уничтожить эту белобрысую выскочку. Что? Гильдии? Да плевать она на них хотела! Убийцы, воры, хоть черти полосатые, хоть Папа Римский. Они ей не были ни родней, ни друзьями, даже не знакомыми. Скорее наоборот - они доставляли столько хлопот иной раз, не ей, нет, она лишь пару раз влезала не по своей воле во всю эту грязь. Но, тем не менее!
Она осознавала, что сейчас действительно находится на "ее" территории, тут не Нью-Йорк, даже не Миссисипи, тут чертова Луизиана. Но... разве это было важно сейчас? Все остальное, что происходило вокруг - оно имело хоть какое-то значение, если между брюнеткой и блондинкой сейчас воздух начнет искрить? Поднеси спичку и вспыхнет пламя, обожжет землю, вытравит кислород, не даст им обеим шанса на спасение. Шельма не знала, хотела ли Белла спастись, но про себя точно не думала ничего сейчас. Эгоистично оценивала обстановку в свою пользу, ведь за убийцей был обрыв. Шансов на спасение может быть не много, если только она не отрастит себе крылья. Но... она же не летает, да?
Южанка не улыбалась больше, она скалилась, искривляя пухлые губы, скалилась, как собака в ожидании свежего куска мяса.
- Они все слабаки. Но с наших прошлых встреч я успела многое о тебе запомнить. О, да, земля - твоя, люди - твои, помои и комары этих болот - тоже твои, - Шельма несколько раз сжала нервно кулаки и сделала шаг вперед, показывая, что убегать не собирается ни в коем случае. Не ей поджимать хвост. Не той, которой есть, за что отомстить. - Как же так папочка поставил соплячку руководить бандой головорезов, а? На столько все у вас плохо, что кандидатов больше не было?
Ей всего-то пару шагов вперед пройти, ну, может чуть больше. Пыль еще не села на землю, и корабль пышет жаром так, что волосы поднимаются теплыми потоками и плывут перед глазами. Где-то уже что-то загоралось на земле, вероятнее всего - сухая трава. И вот-вот уже начнут сползаться зеваки и городские службы спасения. Их вот только тут не хватало.
Пара шагов вперед и она сможет поселить у себя в душе новую зарубочку на косяке сожаления.
- Не смей, Белла. Ты не имела никакого права его трогать, никакого, - усмешки уже не было, настал черед хорошенько разозлиться, - Он не сделал тебе ничего плохого, он был на грани жизни и смерти, а ты за него выбрала сторону. Не смей о нем вспоминать.
Коди никому не успел сделать ничего плохо, уж тем более - Белладонне. Бедный паренек не приходил в сознание столько лет и так глупо расстался с тем, что можно было с натяжкой назвать жизнью.
- Хладнокровно убить невинного - много ж смелости надо, а? Каково это? Как муху раздавить, да?
Сумка сползла с плеча и гулко ударилась о мягкую землю. Женщина поправила перчатки, сожалея немного о том, что волосы распущены и болтаются на ветру. Страшнее бабы зверя нет, да? Поэтому никогда женщина не дерется честно, по-кошачьи вцепляется в глаза и волосы, кусается и бьет по больному. Всегда, это не мужчины, которые будут быть в челюсть. Женщина ударит ниже пояса. И вот сейчас не хотелось лишаться шевелюры...
Потому что драки не избежать, и если Анна свернет сегодня эту белобрысую башку, то уж точно не будет убиваться после этого, руки и так по колено в крови, как ни крути - Люди Икс не были миротворцами, приходилось и заляпываться иной раз, куда без этого.
- Даю тебе ровно минуту убраться отсюда или твои кишки будут соскребать по всей округе.
Земля, территория, принципы... Чушь собачья, побеждает всегда тот, кто сильнее этого хочет. И кто готов отдать больше, чем надо, чтобы второй ушел.

+1

8

Пару минут назад, эту землю орошали ее слезы. Пару минут назад она сама готова была с этой самой земли шагнуть вниз, в небытие, покончить, наконец, с этой жизнью... Ведь ничего, кроме страданий и боли она не принесла. Только отнимала. Год за годом, след в след за ней шла смерть, превращая жизнь в выживание, а юную, златокудрую красавицу, которая чувствовала, смеялась, любила в палача, кровожадного демона, в чьем сердце нет ничего, кроме огня, всепожирающего пламени мести. А сейчас и его не осталось. Одни только угли, тлеющие угли, пепел и зола. И вот, чье -то неосторожное слово, словно внезапный порыв ветра, снова раздувает костер. Это пламя горит, разгорается с каждым словом все ярче и ярче. Языки его жалят сердце, словно змеи, сильней и сильней, пока, наконец, само сердце не сгорает и не рассыпается, как обуглившийся кусок бумаги. Только тогда наступает этот миг. Тебе нечего терять. Ты сама обращаешься в огонь и обрушиваешься на врага. Горе тому, кто не успел укрыться.
-О, о правах заговорила! А сама-то какие права на моего мужа имеешь? Тебя мама в детстве не учила, что нехорошо брать чужое? Что ж, раз у нее не вышло, я с удовольствием тебе объясню, что хорошо, а что плохо!
В глазах ее полыхал огонь. Неистовое, бушующее пламя, укротить которое не под силу даже ей самой. Она словно проснувшийся вулкан, и пока не произойдет извержение, не найти ей покоя. Слишком много накипело, слишком много... А врагу, стоящему напротив, остается лишь одно - с достоинством встретить свою участь.

-Ты действительно думаешь, что я послушаю тебя? Тебя? Шлюху, сидящую на коленях моего мужа! Никогда этого не будет, слышишь! Никогда!
Соперница. Разлучница. Шельма. Воровка, укравшая ее счастье, женское счастье. Вот она, корень зла! источник всех бед! Дьявол во плоти! Та, что забрала последнего, кем она дорожила и любила больше самой жизни. А сейчас она стоит и смотрит, скалится, словно зверь, готовый в любой момент кинуться. Как охотник, загнавший свою добычу в угол. Вот только Белла не добыча, и никогда ей не будет!
- Я тебя раздавлю, как насекомое, надоедливого вредителя... Ты будешь меня умолять о пощаде, а я еще подумаю, доставить ли тебе эту радость! Быстрой и легкой смерти ты не заслуживаешь. Будешь мучиться, как мучаюсь я всю жизнь! И плевать я хотела на твою суперсилу.

Черная косуха с бахромой упала на выжженную землю, поднимая вокруг себя небольшое облачко пыли. Вслед за ней отправилось и оружие. В ту же секунду в сторону Шельмы полетел ярко-желтый сгусток энергии, который, едва достигнув уровня ее глаз, взорвался, буквально ослепляя девушку. Расстояние, разделявшее их, было небольшим, всего около четырех-пяти метров. Не теряя времени, Белладонна его преодолела и нанесла первый удар в солнечное сплетение. За тем последовала целая серия. Лицо Шельмы познакомилось и с ее коленом, и с раскаленным валуном,(при этом разбив его), и с тем самым злосчастным кораблем, свалившимся сюда на свою голову... Будро прекрасно знала, если она остановится и даст сопернице хоть секунду очухаться, и пропустит хоть один удар, как удача от нее отвернется. И потому, уворачиваясь, била с каждым разом все сильнее.

А вот с кораблем, после удара об него Шельмой, стало происходить что-то непонятное. Видимо, девушка повредила корпус, или какое защитное покрытие. Что бы там ни было, НУО (неопознанный упавший объект) начал подавать "признаки жизни". Мгновенно зажглись тысячи лампочек, корпус начал резко менять свой цвет. И тут этот ужасный звук...нечто среднее между горловым пением и скрежетом металла... Он резанул по ушам настолько сильно, обе уже через мгновение лежали на земле и зажимали уши руками.

0

9

Она аж дар речи на пару секунд потеряла. Разговор двух женщин напоминал разговор глухого со слепым. Права не права, но говорили они явно о разных понятиях и жизненных категориях и аспектах. Становилось дурно от возмущения, эмоциональный фон и так был крайне не стабильный, две фурии могли разнести этот мир в клочки. Женщины страшны в конфликтах в принципе, а злая женщина, обиженная, оскорбленная, униженная, желающая отомстить женщина способна голыми руками оторвать голову Саблезубу при желании. А что уж говорить о той силе, что способна сворачивать горы? По-хорошему, ее всегда надо держать в узде, не давать себе слабины, не подчиняться эмоциям, которые захлестывают через край, и бьют по разуму. Иначе, разрушений будет больше, чем от Халка. Она себя знала и знала слишком хорошо.
- Ты путаешь понятия, дорогуша. Подменяешь, - она нахмурилась, опуская голову. Как собака, еще немного и начнет рычать. По крайней мере, зубы она уже скалила. Женские разборки, ничего красивого, не постановочная драма на сцене самодеятельности в школе. Жестоко, грубо, - Мамочке было плевать, как и мне, что ты там себе придумала. Я? Уводила? Ты вообще меня слышала, Белла? - Анна фыркнула. Блондинка явно готовилась отомстить за все свои личные обиды, пока никто не видит. Хорошее место - на краю, под сводами непонятного упавшего объекта, при начинающимся пожаре. Один труп, два трупа, кто их будет искать именно тут? А так, возможно, убийца хотела просто высказать свои обиды...? Не на ту наткнулась.
Кем она только не была. Кем ее только не называли. Как ее только не склоняли и не провоцировали. Хотя, признаться, провокации частенько имели ответную реакцию, но... Шлюха?
Анна-Мари аж рот открыла. С ее-то жизнью и ее способностями? Оригинально, чертовски оригинально. Да что угодно, хоть по локти в чужой крови и страданиях, хоть последним монстром на земле, но шлюхой? Никогда она никого ни от кого не уводила, просто не давая людям к себе приближаться. Счастья от этого никто б не заработал, а проблем, опасности, возможно даже - летальный исход, да это все рисовалось на горизонте, как само собой разумеющееся. То, что сейчас высказывала ей эта блондинка - было даже не в сердце, не в гордость или самолюбие, а ниже пояса. Запрещенный удар.
- Я надеюсь, ты готова обосновать свои претензии? - Она растянула оскал, скидывая лишние вещи на землю. Драки не избежать. И да, они же девочки... Возможно - не избежать смерти. - Я не собираюсь тебе отвечать ничего за твоего... мужа. Кто кого куда увел, спрашивай, пожалуйста, у него сама. Если доберешься. Но сейчас именно ты ответишь мне за смерти невинных.
Это все дурно пахло и выглядело дешевой мыльной оперой. Из тех, что снимали в восьмидесятые в Мексике. Куча эмоций, кто кого куда увел. Она его уводила из семьи? Что за бред! Если бы пришла разлучница, за ухо взяла и утащила через полстраны - это одно. Но этого же не было, знакомились они уже много лет спустя после того, как он сбежал из этих мест... Или Анна опять чего-то не знала на сто процентов? Опять что-то осталось в тени и было не досказано, скрыто,  информация могла быть не полной... Кто же знал, кто же знал, что еще она не знает о креоле? Да ничего она не знает. По сути-то.
Но и это было не оправдание таким словам в ее адрес!
- Что?
Полсекунды ушло на раздумья. Еще примерно столько же на то, что б рассмеяться.
- Ты? Угрожаешь мне? Ох, милая, это так глупо с твоей стороны...
Глупы были те враги, которые недооценивали силы южанки. Она и без способностей Кэрол могла прекрасно выбить лишние зубы и отправить человека к праотцам касанием руки. Ну а уж теперь-то, с такими возможностями, драка и вовсе обещалась быть игрой в одни ворота.
Конечно, не стоит недооценивать и Беллу, о чем Анна сама и пожалела через пару мгновений, когда куртка соперницы свалилась на землю, а та играла не честно. В лучших традициях этих мест, судя по всему. Женщина не успела увернуться от внезапной серии атак, пока пыталась различить соперницу после яркой вспышки прямо перед носом. А когда зрение перестало ее подводить, уже успела пропустить несколько ударов. Пусть это было больно и ощутимо, удар в солнечное сплетение она пропустила вообще глупо, но вреда для здоровья все равно нет.
Она влетела корпусом в корабль, свалившийся на них, ухмыльнулась, готовая оттолкнуться от него рукой и продолжить драку, но уже взяв преимущество в свои руки, как этими самыми руками резко и плотно закрыла уши, присаживаясь на корточки и вжимая голову в плечи. Резкий звук прекратил их маленькую миленькую потасовочку, резкий, прознительный, словно разрывающий воздух. Откуда он выходил - было не ясно, но нельзя было терять ни секунды. Хотелось поскорее закончить все это и отойти подальше. Все-таки, чем бы это ни было, первые мгновения помощи или обследования были потрачены в пустую, а гос.службы уже наверняка летели сюда на всех парусах.
- Попалась, - шикнула Шельма, хватая блондинку за горло и срываясь с места в сторону обрыва. Уронить - не уронит, но встряску устроит. Она, конечно, та еще дрянь, судя по всему, и ножом в спину может прилететь только так. Но сама Анна была Иксменом. Не в их стиле все-таки так хладнокровно убивать. Пусть даже если и сильно хотелось. Это не мелкая сошка Братства или кого-нибудь из Друзей. Тут червяк потолще.
Она оторвалась от земли, пулей устремившись к обрыву. Звук через мгновение исчез, корабль утробно заурчал, словно в нем что-то перекатывалось, как в мягкой игрушке. Но они слишком быстро от него улетали, что бы это ни было, оно сейчас их не достанет.
Или достанет.
На полной скорости, тащи вперед затылком свою оппонентку, женщины врезались в незримую преграду чуть не долетая до обрыва. Руке стало невыносимо тяжело, тело тянулось к земле, мгновение в воздухе и обе устремились вниз под собственной тяжестью. Гравитация не менялась, но вот способность летать резко исчезла.  Какого?!... Спустя несколько метров свободного падения, стало понятно, что теперь она потеряла одно из своих преимуществ.

0

10

Этот истошный звук, будь он трижды неладен, разнес в пух и прах все шансы Белладонны взять верх. Ей, что называется, дало по мозгам не только прилетевшее от Шельмы, это было сродни мощной псионической атаки, по крайней мере, так распознал этот звук ее астральный двойник. Кто-то или что-то, совершенно бесцеремонно, с ноги открыл дверь в ее сознание и начал крушить все без разбору. Мало того, что это нечто наполовину оглушало, так оно еще с легкостью миновало каждый выстроенный ей барьер. Что творилось тогда с ее лицом известно лишь Шельме, так как именно она в тот самый момент крепко сжимала ее шею. Какой уж тут сопротивляться...
По всей видимости, Шельме досталось не так сильно, как блондинке. Ведь не смотря ни на что, ее хватка не ослабевала, напротив, девушка оторвалась от земли и полетела. И тут эта навязчивая космическая трель оборвалась. Очень вовремя, потому как еще пара секунд, и рука Шельмы наверняка бы разомкнулась. Лететь бы после этого Белладонне белым лебедем метров 20-25 вниз и шмякнуться на землю с глухим стуком. Если повезет, переломать к чертям руки или ноги, или все вместе... А тут такой подарок судьбы, что же это, если не везение? Такой шанс упускать нельзя.
Инстинктивно Будро схватилась за руку несшего ее псевдоптеродактиля, левая же рука убийцы скользнула за спину и нащупала рукоять ножа. На лице появилась зловещая ухмылка, как предвкушение скорого возмездия.
И тут удар, довольно-таки сильный удар затылком обо что-то твердое. Через мгновение открыв глаза, блондинка наблюдала вокруг них ярко-зеленое свечение. Она и понять ничего не успела, как вдруг обе женщины начали падать. Белла была готова, что вниз отправится она одна, но что Шельма последует за ней....Это что, прикол такой? К несчастью, до обрыва они так и не долетели, в воду падать все же было предпочтительнее, чем на твердую землю. Несколькими ударами Будро все же избавилась от сжимавшей ее шею оппонентки. Прямо под ними начинался небольшой лесок, в большинстве своем хвойный. Лучшего места приземления и представить себе невозможно....
Треск поломанных веток, короткий вскрик, и глухой удар....
-ММММММММММММ....... - сквозь зубы прошипела Белладонна, потирая ушибленную руку. Досталось ей неплохо, даже несмотря на то, что она цеплялась за все, лишь бы замедлить и смягчить падение. Сейчас она и вправду напоминала лешего или кикимору. Одежда драная, в волосах сосновые иголки, все лицо, а особенно щеки жжет от свежих ссадин, из рассеченного виска струится кровь. Хорошо что успела сгруппироваться... Левой руке досталось сильнее всего. Вывих там или перелом, она не знала, ко всему прочему разодрала она ее знатно. Из раны торчала ветка толщиной примерно с палец.
-Мать твою....
Присев на земле, блондинка еще раз себя осмотрела. Других серьезных повреждений она, к счастью, не нашла.
Судя по звукам, Шельма упала где-то неподалеку. Именно туда она и похромала, с одним единственным желанием - добить.

+1


Вы здесь » Marvel: Fear Within » Прошлое » [16.08.2016] Oh really?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC