08.03.2017
В честь наступления Международного женского дня на форуме стартует особая акция: с 8 по 18 марта все женские персонажи принимаются в игру по упрощённому шаблону анкеты!

22.02.2017
В преддверии наступающего праздника на форуме начинает действовать акция ко Дню защитника Отечества! Все персонажи из команд ЩИТ, Мстители, Стражи Галактики, Громовержцы, а также все злодеи принимаются в игру по упрощённому шаблону анкеты! Акция продлится с 22 по 28 февраля!

12.02.2017
Приближается 14 февраля, и в честь Дня всех влюблённых на нашем форуме стартует специальная акция для всех персонажей, приходящих парами либо в пару к уже принятым! Акция продлится с 12 по 20 февраля!

01.02.2017
В раздел "Сюжет" добавлено новое глобальное событие для всех мутантов: Восхождение Апокалипсиса. Каждый мутант или им сочувствующий может вступить в борьбу с могучим экстерналом.

Marvel: Fear Within

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: Fear Within » Прошлое » [12.05.2017] I can't help this awful energy, who is in control?


[12.05.2017] I can't help this awful energy, who is in control?

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s5.uploads.ru/sibdU.gif
http://sf.uploads.ru/EfaRl.gif

ВРЕМЯ: очень раннее утро, ~ 6 a.m., 12 мая 2017 год
МЕСТО: США, Нью-Йорк, где-то на крышах Адской Кухни
УЧАСТНИКИ: Daniel Rand, Colleen Wing
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: отсутствие логики, канона и совести

ОПИСАНИЕ ЭПИЗОДА


Спасая подругу, Дэнни Рэнд решается пойти на отчаянный шаг и объединяет свой разум с разумом Коллин, благодаря чему она не только избавляется от контроля Мастера Хана, но и завладевает всеми доступными Железному Кулаку знаниями, полученными им за долгие годы обучения в Тибете. Пробуждённая в теле Коллин энергия Ци при должном контроле определённо может сослужить ей прекрасную службу, вот только для начала ей нужно этому контролю научиться — а кто может стать для неё лучшим наставником, чем монах?

Отредактировано Colleen Wing (2017-02-13 12:15:21)

+1

2

Нью-Йорк отличался от К'унь-Луна. Вообще все отличалось от К'унь-Луна, но Нью-Йорк отличался по-особенному. Здесь жили миллионы людей. Миллионы спешащих куда-то муравьев, с угрюмыми занятыми лицами, миллоны людей, боящихся заглянуть друг другу в глаза. Они были так близко и в то же время так далеко друг от друга. Дэнни любил следить за этим со стороны. Еще лучше наблюдать за этой картиной было с крыши. Ветер навязчиво дует в лицо, откуда-то снизу доносится шум радиоприемника, играет музыка с китайским мотивом, ругаются соседи. И, кажется, только вокруг сидящего на крыше в позе лотоса Дэниэла Рэнда находился островок спокойствия. Казалось, даже время на этой крыше летело не так стремительно. Впрочем, примерно так все и было на самом деле, но объяснить это несведущему в тайных знаниях К'унь-лунских мастеров попросту невозможно.

Кулак сидел с закрытыми глазами, но все равно видел все вокруг себя. Он думал и не думал одновременно. Был одновременно внутри и вне собственного я. Со стороны это может казаться бредом сумасшедшего, но именно так и выглядела медитация Железного Кулака. Когда он садится перед очередным сеансом, сложно предсказать, куда именно унесет его поток сознания. Сегодня он может заглянуть в другое измерение, а завтра - отправиться в путешествие по собственным воспоминаниям. Любой из этих вариантов, и даже те, что таились где-то между, устраивали парня более, чем полностью. Ежедневная медитация помогала лучше узнать себя, обрести контроль над энергией вокруг и внутри себя, да и вообще - помогала скоротать время до того момента, когда какой-нибудь засранец решит напакостить в адской кухне. К счастью или же наоборот, подобное случалось чаще, чем Рэнд успевал прокричать "Кийа!". А кричал он это часто. Если точнее, каждый день. Любит он, знаете ли, это самое "Кийа!", жить без него не может. И уроды из адской кухни - тоже. Стоит только притихнуть на пару минут, и можно услышать, как они молят о том, чтобы им надрали зад с применением Ци. Пока, к слову, в этом плане было тихо.

Дэнни вспоминал, как впервые вернулся в город. Большое яблоко тогда встретило его не очень радушно: стычки с тупыми верзилами, возня с руководством компании отца - все это оставило свой отпечаток на первом впечатлении о городе после долгой разлуки. Впрочем, в спокойные, размеренные моменты, вроде этого, Кулаку начинало казаться, что он вновь сможет называть это место домом. Когда-то же он провел здесь целых десять лет своей жизни, верно? Только вот тогда это место казалось куда более ярким, радостным. Может, такое впечатление складывалось из-за присутствия родителей, или же это просто злые шутки ностальгии, но чего-то мастеру боевых искусств не хватало. Или кого-то.

- Коллин, - улыбнувшись, протянул Дэнни. - Могла бы и не подкрадываться. Сама знаешь, в наших краях это бывает опасно.

Рэнд не оборачивался. Он и без того чувствовал присутствие девушки, которое, словно паучье чутье известного всем героя, больно щипало его затылок. Кулак делал вид, что совсем не удивился появлению Коллин, но, тем не менее, его все же мучило любопытство. Что ж она здесь делает в такую рань? Явно не воздухом пришла подышать. Если это вообще была она. Каким бы мастером ни был Дэнни, ему все еще было куда стремиться, так что ожидать стопроцентную точность было бы глуповато. Впрочем, оборачиваться и рушить весь пафос сложившейся ситуации молодой человек не собирался.

+1

3

— Я не боюсь опасностей, — благодушно усмехнулась Коллин, подходя ближе. Двигаться, создавая как можно меньше шума, было полезным навыком частного детектива и давно вошло у неё в привычку, но проницательность монаха её, казалось, ничуть не огорошила — после всего того, что она уже видела, Коллин не удивилась бы, узнав, что у Рэнда имеется пара глаз и на затылке.
Налетевший в очередной раз резкий порыв ветра сорвал с её головы капюшон и растрепал волосы. Коллин зябко поёжилась и, скрестив руки на груди, сунула ладони подмышки, отогревая замёрзшие пальцы. Для своих медитаций, подумала она, Дэнни мог бы выбрать место и потеплее.
— Частенько здесь бываешь, да? — поравнявшись с Железным Кулаком, Коллин аккуратно опустила на землю свою катану и сама уселась рядом, скрестив ноги, по-турецки. — Медитации, выход в астрал, связь с космосом?
Сейчас она, разумеется, слегка иронизировала, но на самом деле именно за этим сюда и пришла — поговорить обо всех эти к'унь-лунских штуковинах, которые не давали ей покоя с тех пор, как Дэнни влез в её разум. После того, как это произошло, что-то изменилось в ней самой, и если поначалу Коллин упрямо полагала, что сумеет справиться со всем сама, то спустя какое-то время с неохотой вынуждена признать, что без помощи Железного Кулака ей уже не обойтись.
— И как? Помогает? — она всё ещё не знала, с чего следовало начать разговор о том, что так сильно беспокоило её в последнее время, и чувствовала себя немного не в своей тарелке.
Уперевшись ладонями в кровлю позади, она откинулась назад на вытянутых руках и, избегая встречаться с Дэнни взглядом, запрокинула голову и уставилась в ещё по-утреннему пасмурное сизое небо.
— Знаешь, на самом деле я пришла поговорить с тобой... кое о чём.
Было ещё очень рано — шесть утра или около того, — и до восхода солнца оставалось ещё около получаса, но его первые слабые лучи уже начинали робко пробиваться сквозь густую пелену облаков на горизонте.
Глядя на слабое золотистое свечение в небе, Коллин даже подумала, что, возможно, Дэнни не зря выбирал именно городские крыши в качестве площадок для своих медитаций в столь раннее время: наверное, только отсюда можно было по-настоящему оценить истинную красоту такого ставшего обыденным для большей части жителей Нью-Йорка природного явления — уж кто-то, а Коллин, взращенная дедом в лучших традициях самурайских домов, хорошо в этом разбиралась. Mono no aware — так это называли в Японии. Печальное очарование вещей.
— Наверное, мне стоило рассказать об этом раньше, — Коллин вернулась к с небес на землю, и волшебные чары матушки-природы тут же померкли, снова уступая место свойственному Адской Кухне унылому пейзажу и ароматам канализации.
— То, что ты сделал тогда, — она, конечно же, имела в виду своё спасение by Железный Кулак из рук Мастера Хана, — после этого со мной начало твориться нечто странное.
Когда Коллин, наконец, поглядела на Дэнни — впервые с начала их разговора, — в её взгляде явно читалось беспокойство.
— То, что я ощущаю — я даже не могу описать этого, но я уверена, что раньше такого не было. Что-то не так, что-то изменилось понимаешь? Я была просто Коллин Винг, девушкой-самураем с катаной, мечницей — чертовски хорошей, — с её губ сорвался тихий смешок, — но всё же обычной. А теперь всё стало как-то по-другому, я не могу этого объяснить, но чувствую это. Словно внутри меня есть нечто... большее. Как бурный речной поток, который я не могу контролировать.
Энергия Ци, пробуждённая действиями Железного Кулака, кипела в теле Коллин, которая об этом пока ещё даже не догадывалась, вынуждая её почти что сходить с ума. Её тело, казалось, больше не было её и жило какой-то своей, отдельной от сознания жизнью с какими-то своими, происходящими внутри неведомыми процессами. Сила, которая ей не принадлежала, переполняла Коллин, а она не могла даже разобраться с тем, что с ней теперь делать, не говоря уже о том, чтобы взять её под контроль.
В трактатах бусидо, которыми Коллин потчевал её почтенный дедушка Кэндзи Одзава, конечно, многое рассказывалось о силе духа и способах его развития, но она никогда не воспринимала эзотерические учения настолько буквально.
В материальном мире всё казалось гораздо сложнее и запутаннее.
— Так вот, я понятия не имею, что происходит, но надеюсь, может быть, ты мне объяснишь? — подытожила Коллин, сверля Дэниэла взглядом. — Расскажешь мне, наконец, что там тогда произошло и что ты со мной сделал?

+1

4

- Вот и корень всех проблем, - заметил Дэнни, с ехидной улыбкой кивая головой. - Нет ничего постыдного в страхе перед опасностями. Иногда это единственное, что не дает нам поступить необдуманно. И, как результат, выжить.

Рэнд любил говорить что-то подобное. Ему с десяти лет вдалбливали истины, прописные и не очень, тратили целые вечера на философские рассуждения о жизни, её смысле и о месте человека в этом мире, и теперь, кажется, он не мог представить свое сущестование без чего-то подобного. И если монахов К'унь-Луна не было поблизости, приходилось выходить из положения по-своему. В данном случае читать нотации, придираться к словам и вытягивать какой-либо философский смысл, который в итоге можно было подвязать к жизненному совету. Полезный навык, стоит признать, особенно когда нужно произвести впечатление просветленного человека, который всегда знает, что сказать. Открою вам секрет: в восьмидесяти  процентов случая просветленный говорит только потому, что ему нужно чем-то заполнить неловкое молчание. И избежать неодобрительных взглядов.

- Помогает одиночество, - честно отетил Кулак приземлившейся рядом Коллин. - Но хорошая компания - тоже. Главное, чтобы она была хорошей.

"Лишнего завернул, дурень".  Дэниэл хотел поморщиться от собственной неловкости, сбежать в ближайшую пещеру (в Нью-Йорке, да) и спрятаться там до тех пор, пока его не перестанут искать. Будто его будут искать. Кейдж наверняка занят с Джессикой или с Клэр... или с Мисти. В общем, он где-то там, пьет горячий кофе, и ему не до Рэнда. Мердок попросту плохой сыщик, по объективым причинам. И кто остается? Коллин? Они до сих пор не так хорошо друг друга знают. И даже то, что Дэнни пошел на отчаянные меры ради её спасения ничего не меняет. Во всяком случае, именно так и думал Железный Кулак.

Он слушал подругу с обеспокоенным лицом, кивая почти каждому ее слову. Её слова напоминали Дэнни о его собственных чувствах в ранние годы обучения. Но разница был в том, что он знал, с чем ему предстоит столкнуться. Никто не дал ему те знания, что он имеет, бесплатно. Он заслужил их путем постоянных тренировок. Тренировок тела, духа и разума. Так что контроль над Ци не был для него неожиданностью. Он не боялся сочившейся в нем и мире вокруг энергии, потому что понимал её природу. Коллин же, получив всю эту информацию в необработанном виде, была не готова. Да, она одна из лучших мечниц, что Рэнду приходилось встречать. Да, она один из лучших детективов, но этого явно было недостаточно. Взять любого человека, пришельца, бога, будь они неладны, любой из них расклеелся бы, всучи им такую силу без определенной подготовки. Так что вопрос девушки не показался Кулаку нелогичным. Он был к нему готов. Так же, как был готов к силе Железного Кулака.

Дэниэл посмотрел собеседнице прямо в глаза, сохраняя изучающее выражение лица, и, подождав еще с минуту, произнес:

- А ты любишь рассвет? - Широкая невинная улыбка украсила его лицо. Парень поднялся с места, осторожно подошел к краю крыши и сделал глубокий вдох. Что-то притягивало его в свежем утреннем воздухе. Возможно, именно то, что свежесть убивала привычную для адской кухни вонь, делая воздух более приятным для дыхания. Но все равно недостаточно приятным. - Мой учитель любил говорить, что рассвет - это всегда начало. Начало чего-то нового, прекрасного. Начало нового дня.

Дэнни задумчиво поглядел в небо, будто там его ожидало завершение этой истории. Кулак мягко улыбнулся и продолжил:

- "Но разве не в этом вся суть рассвета, учитель? Чтобы показать, когда начинается новый день!" - говорил я ему, не понимая, зачем усложнять такое простое событие, как рассвет. Тогда он довольно улыбался, поднимал свою трость, чтобы та указывала прямо на меня и говорил: "Вот именно".

Дэнни вновь замолчал, чтобы у девушки было время на раздумья. Немного подождав, он все же повернулся к ней лицом и заговорил вновь.

- Ты, наверное, думаешь, к чему это я вдруг об этом заговорил? - Увидев в глазах Коллин именно этот вопрос, Рэнд вновь заулыбался. - Просто забавная история. Люблю её рассказывать. Вдруг у тебя получилось бы найти в ней какой-то глубинный смысл. У неё есть такой налет загадочности, не находишь? Таинственная китайская атмосфера. Будто целая притча. Так о чем это мы? А, вспомнил...  Объяснить то, что произошло будет сложновато, но я постараюсь. Тебе более сложную или лучше легкую версию?

+2

5

— Люблю ли я... Прости, что? — недоумение, должно быть, отразилось на лице Коллин. Она была знакома с Железным Кулаком достаточно долго, чтобы привыкнуть к тому, каким, мягко говоря, странным порой он мог быть, но сейчас она вообще-то пришла к нему за помощью или на крайний случай хотя бы дельным советом и уж точно не затем, чтобы выслушивать наполненные скрытым глубинным смыслом истории из жизни в его исполнении.
К счастью, к этому времени Дэнни уже успел обернуться к Коллин спиной и не мог видеть выражения её лица в этот момент, а когда повернулся обратно, она уже смогла совладать со своими эмоциями.
— Очень... увлекательно.
Оттолкнувшись руками от кровли, Коллин выпрямилась и, отряхнув ладони, ухватилась за щиколотку, слегка сгорбилась, опустила голову вниз, сгруппировавшись, чтобы не чувствовать утреннего холода. Через несколько часов в небе уже должно было вовсю сиять весеннее солнце, согревать воздух над городом, но пока ветер даже не думал униматься.
— Дэнни, послушай, — не слишком вежливо было перебивать монаха, но Коллин знала, что он мог разглагольствовать часами, если его вовремя не остановить, а ей необходимо было поскорее разобраться с тем, что с ней происходило. Она нетерпеливо качнулась из стороны в сторону и вскинула голову. — Честное слово, чуть позже я с удовольствием выслушаю ещё парочку историй о твоих невероятных приключениях на Тибете, но сейчас давай вернёмся к тому, зачем я изначально сюда пришла. Пожалуйста.
С этими словами Коллин поднялась на ноги, отряхнула свои белые штаны и, сунув руки в карманы, подошла к стоящему у самого края Железному Кулаку. Свою катану она так и оставила лежать на месте.
— Объясняй мне это, как хочешь, Дэнни, — Коллин остановилась рядом с монахом в нескольких шагах от того места, где заканчивалась крыша и начиналась пустота и, привстав на носочки и вытянув шею, выглянула вниз, туда, где у их ног уже начинал постепенно просыпаться город.
Пожалуй, здание на крыше которого они находились, не было самым высоким в Адской Кухне, но увиденного хватило для того, чтобы Коллин испытала слабый приступ головокружения. Передёрнув плечами, она приняла более устойчивое положение и на всякий случай отступила на шаг назад.
— Но постарайся сделать это так, чтобы я поняла, окей? — для того, чтобы полностью видеть лицо Рэнда, ей приходилось высоко поднимать голову. — Хотя бы половину... Что? Что весёлого?
Дэнни сиял как новогодняя гирлянда, своим слишком уж радостным для этого утра видом повергая Коллин в полнейшую растерянность. В какой-то момент она даже подумала, а не поехала ли наконец у их друга крыша от всех этих медитаций, путешествий по астралу и прочих волшебных фокусов.
Все эти монахи — Коллин всегда подозревала, что они были немного чокнутыми, а уж выходки самого Рэнда, которые он выкидывал время от времени, только помогали ей утверждаться в этом мнении. Если бы она своими глазами не видела, на что он в действительности был способен, точно решила бы, что перед ней стоит какой-то городской сумасшедший.
Кстати, Коллин готова была побиться об заклад, что половина жителей Адской Кухни именно так и думала.
— Может ты уже прекратишь изображать из себя блаженного и скажешь мне хоть что-нибудь вразумительное? — она хотела, чтобы её слова прозвучали как можно строже, но по отношению к безмятежно улыбающемуся Рэнду это оказалось не так-то легко.
Испугавшись, что он сейчас снова заведёт свою философскую шарманку на тему "от улыбки станет всем светлей", Коллин приняла ещё более сосредоточенный вид и добавила, чтобы монах, чего доброго, вновь не утерял нити их разговора:
— Ты ведь сможешь мне помочь, правда?
Она не знала больше ни одного человека, к которому могла бы обратиться со своей проблемой, и всей душой надеялась, что ответ Дэнни окажется положительным. В конце концов, это всё ведь была именно его затея, а значит он отдавал себе отчёт в том, что делает, и должен был знать или как минимум догадываться о возможных последствиях, а заодно и о способе с ними справиться. В противном случае...
О том, что будет в противном случае, Коллин не хотела даже задумываться.

+1

6

Дэнни иногда уносило. С чем эта его особенность была связана, парень не понимал. Может, всему виной странное воспитание К'унь-лунских монахов, или же в их не менее необычной философией, но факт оставался фактом. Порой Дэнни удивлялся тому, почему у него так малог друзей. Но если бы он потратил некоторое время на анализ своего общения с другими, адекватными людьми, он бы сразу нашел корень проблем. Но в таком случае он все равно не смог бы с ней справиться. Или не захотел бы. Рассказывать дурацкие истории все-таки было очень весело, а еще веселее - смотреть на реакцию людей, которым приходилось все это выслушивать. Коллин стала одной из многочисленных жертв.

- Извини, - продолжая улыбаться, сказал Дэнни. - Просто мне вдруг показалось, что день сегодня будет замечательный. Ты так не считаешь?

Он наткнулся на холодный взгляд человека, который пришел сюда для решения конкретного вопроса, и уже потом, возможно, чтобы выслушивать бредни просветленного мастера кунг фу. Рэнд осекся, но улыбаться не перестал. В добавок ко всему, он закрыл глаза и сделал глубокий вдох, будто готовился зачитать очень длинный и быстрый рэп-куплет. "В рэпе же куплеты? Или... Надо будет спросить у Люка, он наверняка в этом разбирается. Это ведь не было расизмом? Или было? Ладно, это тоже добавлю в список вопросов".

- Ладно, - резко перешел на полную серьезность и в голосе и во внешнем виде Рэнд. - Я все тебе расскажу. Постараюсь, во всяком случае. Потому что вся эта мистическая чепуха не помещается даже в моей голове, не знаю, что после этой истории случится с тобой. В общем, я предупреждал.

Кулак осторожно посмотрел на Коллин, мысленно подбирая нужные слова. И именно сейчас, как назло, ничего путевого в голову не лезло. Будто Дэниэл переключил канал, а там только белый шум. Причем, настолько сильный, что сигнал вышибло и у других каналов. За точность метафоры, кстати, Рэнд не отвечал, ибо он был все-таки кунг фу мастером, а не телеоператором. Впрочем, в его голове все-таки появились некоторые идеи.

- Если коротко, я побывал в твоей голове. Или ты в моей. В общем, все относительно. Но суть одна - наши знания переплелись. - Дэнни пытался помочь руками, но даже это не помогало в полной мере проиллюстрировать произошедшее. - Мне пришлось объединить наши разумы, чтобы избавить тебя от влияния Хана, и это вызвало побочный эффект. Впрочем, весьма полезный эффект, стоит признать, если знать, как им пользоваться.

Рэнд вплотную приблизился к девушке, осторожно опустил обе свои ладони ей на голову, изобразив при этом, будто снимает с себя шляпу и надевает на её голову. Он простоял в таком положении с минуту, не обращая внимания на внешний мир. Он прислушивался к своим ощущениям, которые, стоит отметить, еще никогда его не подводили, и пришел к выводу, что этот раз - не исключение. Только вот никакой новой информации он не почерпнул, зато создал иллюзию того, что он - настоящий эксперт. Это, конечно, было правдой, но с небольшой такой натяжечкой.

- А эффект состоит в том, что ты знаешь все, что знаю и я. Точнее, должна знать, и наверняка знаешь, но... Не знаешь. - Кулак закрыл глаза, проклиная свои навыки красноречия, но уже через пару мгновений продолжил объяснять. - Если точнее, то теперь ты можешь использовать Ци. В теории. Ох, извини, объясняю я ужасно. Проще было бы показать на практике, если б это не было так опасно.

Снова пауза. В этот раз более длинная. Но герой не собирался унывать и уже очень скоро возобновил попытки более доступно донести и без того не особо сложную мысль:

- Итак, наши разумы переплелись, а с ними и знания. Теперь в твоей голове не только опыт крутой Коллин Винг, но и умения надоедливого Дэнни Рэнда. И если ты попробуешь разобраться в собственных мыслях, ты очень быстро обнаружишь, что способна контролировать Ци. И надирать задницы в стиле кунг фу. Со всем этим я готов тебе помочь. И не только готов, но и горю желанием это сделать. Если ты позволишь, конечно же.

+1

7

Ну наконец-то они перешли к сути проблемы! Коллин с облегчением выдохнула, обрадованная тем, что ей не пришлось выслушивать ещё десяток каких-нибудь поучительных историй, однако глядя на ставшее вмиг серьёзным лицо монаха, вдруг подумала, каким же Дэнни всё-таки нравился ей больше — жизнерадостно-безмятежным, каким он был пару минут назад, или сосредоточенным, таким, каким предстал перед ней сейчас? — но пришла к выводу, что выбор был не из лёгких.
Но во всяком случае в обоих вариантах, находясь рядом с ним, она чувствовала себя... спокойно.
Гораздо спокойнее, чем когда оставалась наедине с тем, что в последнее время творилось в её голове.
— Хм, допустим, — Коллин неуверенно кивнула.
Неподготовленному человеку поверить во всё то, о чём говорил Дэнни, наверное, было бы трудно, но у неё, как бы безумно ни звучали слова монаха, причин не доверять ему не было.
Железный Кулак уже не раз доказывал им всем свою исключительность, и Коллин была уверена, что умение здорово отмудохать десяток человек разом или провести сутки  в медитативном трансе было далеко не пределом его возможностей — чёрт знает, чему ещё учили Железных улаков в Кунь-Луне, так что Коллин вполне могла позволить себе допустить мысль о том, что, возможно, влезать в чужие головы для них вообще было обыденным делом.
— Значит, теперь я, как ты говоришь, должна уметь проделывать все эти твои... приёмы? Концентрировать Ци, рушить стены голыми руками и всё такое? — Коллин сделала глубокий вдох и ненадолго зажмурилась. Голова у неё и без того шла кругом, а уж когда Рэнд дотронулся до неё, мысли и вовсе пришли в полный хаос.
Ладони, кстати говоря, вопреки прозвищу, у него оказались неожиданно мягкими и очень горячими.
— Ты ведь это имеешь в виду?
Вопрос, само собой, был сугубо риторическим и не требовал дополнительного подтверждения — до Коллин всё всегда доходило с первого раза.
Открыв глаза, Коллин вновь встретилась взглядом с Дэнни и, помолчав немного, с совершенно серьёзным видом прибавила:
— Ты же понимаешь, что это звучит ровно настолько же безумно, насколько круто?
По выражению его лица не было похоже, чтобы он шутил, а если он говорил серьёзно, значит (с большой вероятностью) так оно и было на самом деле. Да и другого эксперта в техниках кунь-лунских мастеров, чтобы оспорить его слова, у них всё равно не было.
Так что теперь Коллин оставалось только довериться мнению Железного Кулака, понять, что дальше делать с полученной от него информацией и учиться со всем этим жить.
— А у меня что, есть какой-то выбор? — неуклюже попыталась пошутить она в ответ на предложение помощи. В конце концов, разве не именно за этим она к нему и пришла?
Всю жизнь Коллин считала себя самой обыкновенной девушкой с не самой лёгкой судьбой, коих во всём Нью-Йорке могло бы сыскаться, наверное, миллионы. Да, несомненно, она была весьма талантливой мечницей, но в том, что касалось всего остального... Полный провал.
И уж точно она никогда не думала, что когда-нибудь это может измениться, и она будет делить огненную силу древнего дракона Шоу-Лао с кем-то избранным вроде Железного Кулака.
Так что теперь, столкнувшись с чем-то выходящим далеко за рамки привычного ей существования, она нуждалась в ком-то, кто сумел бы, как наверняка сказал бы сам Дэнни, указать ей путь.
— То есть... Я имею в виду, да. Да, разумеется, мне нужно, чтобы ты мне помог, — Коллин вдруг смутилась и опустила глаза. Признание собственных слабостей всегда давалось ей с трудом. Или, может быть, на этот раз дело было в чём-то другом?
— Не думаю, что смогу справиться со всем этим без тебя.
Между ними ненадолго возникла неловкая пауза, и чтобы хоть как-то её заполнить, Коллин качнулась с носка на пятку, нервно взъерошила рыжие волосы на затылке и каким-то чересчур бодрым голосом произнесла:
— Ну так, что мне нужно делать?

+1

8

- Круто, говоришь?
Дэнни задумчиво поглядел в небо. В голову навязчиво пробирались воспоминания о суровых тренировках, коих у парня было больше, чем звезд в ночном небе. Его били палками, оставляли на морозе почти без одежды (одеяния монахов К'унь-Луна, увы, не были предназначены для проведения нескольких зимних ночей в занесенной снегом пещере), выставляли против диких животных и все ради битвы с огнедышащим драконом. Звучит как описание дурацкой компьютерной игры или, не знаю, сюжет комикса шестидесятых, когда достаточно было написать на обложке «Этот парень надирает задницы с помощью кунг фу», чтобы выпуски расходились как горячие пирожки. Но разве это круто? Разве все это стоило таких мучений?
- Один мудрец сказал, - заговорил Рэнд в привычной для себя манере. – «С великой силой приходит великая ответственность». Слышала о таком? Заставляет задуматься о том, как именно стоит применять такую мощную силу как Ци. Хотя ты права, это действительно очень круто.
Короткий смешок – все, что позволил себе Дэниэл. Получалось у него несколько нервно, и он это замечал. Только вот найти корень этой проблемы для него было проблематично. Впрочем, одно было ясно: в компании Коллин он вел себя как юный дурак. Сам же он списывал подобное поведение на раннее утро и то, что он не успел толком проснуться. И хотя подъем в такую рань, в общем-то, входил в его обычное расписание, он не собирался это учитывать. Кажется, он был готов на все, лишь бы не признавать очевидного.
Винг, тем временем, выглядела довольной тем, как проходит данный разговор. Предложение помощи хоть и сбило ее с толку, но все же пришлось ей по душе. Да и сам мастер кунг фу горел желанием поделиться знаниями с новичком в мире энергии Ци. Осталось только определить с чего начать и как вообще действовать.
- Ничего особенного делать не придется, - заверил Дэнни подругу, плавно переходя к ней за спину. – Если все пойдет как надо (а я надеюсь, что все пойдет как надо), уже очень скоро ты будешь использовать Ци так же просто, как ты двигаешься большим пальцем. Или даже проще. На самом деле не проще, и даже больше скажу – поначалу будет сложно, но… Ладно, суть ты, надеюсь, уловила.
Рэнд плавно провел ладонью по руке Коллин, от плеча до запястья, мягко обхватил его и поднял руку  чуть выше.
- Закрой глаза. Представь, что ты находишься у огромной дамбы. Она сдерживает воду, мешает ей следовать своему пути. Она может двигаться дальше, но ты понимаешь, что она не остается прежней. А теперь представь, что твоя рука, - герой крепче ухватился за запястье девушки, наблюдая за тем, как она сжимает руку в кулак. – Это единственное средство разрушить эту дамбу. Сосредоточься, рассчитай свою силу, ты должна быть уверена, что справишься, а теперь медленно замахнись и бей точно в цель.
Рэнд продолжал удерживать руку подруги, но не мешал свободно ей управлять. Она следовала его указаниям, плавно замахнулась и резко двинула рукой в сторону края бедной крыши. За момент до столкновения с ограждением кулак Коллин отметился желтым свечением, чего Дэнни совсем не ожидал. Взрыв. Кусок стены разлетелся в крошку, небольшими осколками падая на улицу. В то же время парочку экспериментаторов унесло ударной волной с такой силой, что они умудрились пролететь пару метров. Но девушке повезло больше, ибо ее падение смягчило тело непутевого учителя.
Снизу послышалась сигнализация пострадавшей от осколков машины, кто-то выражал в грубой форме свое недовольство. У края стены до сих пор можно было заметить слабый дымок и пыль, поднявшуюся из-за удара. Дэнни закряхтел, на мгновение потеряв ориентацию в пространстве. Прошло еще несколько секунд, прежде чем он понял, что обхватывал Коллин обеими руками, прижимая её к себе. Возможно, именно поэтому ее понесло следом за ним.
- Не самый удачный первый раз, - сплюнув цементную крошку, заявил Дэнни, продолжая держаться за виновницу торжества. – Но мой был еще хуже. Учитель аж… Ладно, это не так уж и важно… Но, стоит отметить, схватываешь ты на лету.

+1

9

"Ничего особенного" — именно с этой фразы начиналось большинство проблем в жизни Коллин Винг.
— А что, что-то может пойти не так? — уточнила она, нервно переступив с ноги на ногу. До этого момента она не задумывалась о том, насколько могут быть опасны манипуляции с энергией Ци, но теперь слова Дэнни заставили её забеспокоиться. Что, если она не справится и, чего доброго, покалечит их обоих? Перспектива к вечеру оказаться на больничной койке в Метро Дженерал или ещё где похоже особого восторга не вызывала.
И тем не менее даже мысли о плачевных последствиях не сумели умерить её энтузиазма и уж тем более не могли заставить отказаться от своих намерений.
— Всё ведь будет в порядке, правда?
Боковым зрением, не поворачивая головы, она наблюдала за перемещениями Дэнни. Он остановился у неё за спиной так близко, что Коллин показалось, что она чувствует исходящий от его тела жар пламени Шоу-Лау, а от его прикосновения по руке у неё побежали мурашки. 
— Ладно, я попробую.
"Окей, нужно всего лишь представить дамбу. Ерунда какая. Просто. Представь. Чёртову дамбу. Давай, Коллин, это же совсем просто".
Кивнув, она сделала глубокий вдох, закрыла глаза и постаралась сосредоточиться на том, о чём он ей говорил. Выходило из рук вон плохо: близость Дэнни ничуть не способствовала фантазиям о произведениях гидротехнической инженерии, уводя воображение совсем в другую сторону и заставляя сердце Коллин биться быстрее.
Так что, когда она под руководством монаха, покрепче сжав пальцы, двинула кулаком по воздуху, так, словно хотела от души врезать невидимому врагу, она вовсе не рассчитывала на какой-либо результат.
Как оказалось — напрасно.
Напуганная больше грохотом, потому что в тот момент ещё не могла видеть того, что видел Дэнни, Коллин успела только коротко взвизгнуть, прежде чем вместе с монахом улететь в противоположную от того места,  где они стояли, сторону, а распахнув глаза, лишь увидела как мир пару-тройку раз кувыркнулся вокруг неё и завалился навзничь.
Солнце уже почти полностью поднялось над горизонтом, и лёжа на спине Коллин какое-то время молча разглядывала небо, успевшее окраситься в поэтичный бледно-розовый цвет. В голове у неё до сих пор тихонько звенело, на зубах поскрипывал песок, лежать в объятиях Дэнни было мягко и удобно, а разбираться в том, что только что произошло, совершенно не хотелось, но голос монаха, раздавшийся прямиком у неё над ухом, всё-таки заставил Коллин вернуться в жестокую реальность.
— Какого... Что это, чёрт возьми, было? — осипшим от волнения голосом выдавила она. Совершенно очевидно было, что из них двоих явно не Дэнни стал виновником случившихся разрушений, но Коллин пока ещё отказывалась верить в то, что способна на нечто подобное — даже с учётом полученных от монаха умений. —  Это что, всё я сделала?
Но по мере того, как кружащаяся в воздухе пыль оседала, а в голове у Коллин прояснялось, к ней приходило осознание неотвратимости произошедшего, а следом заодно накатила и волна смущения — когда до неё наконец-то дошло, что Железный Кулак всё ещё сжимал её в своих руках.
— Дэнни, может... всё-таки отпустишь меня? — она поёрзала, не слишком-то убедительно пытаясь освободиться из его объятий.
Не то чтобы ей были неприятны прикосновения Рэнда, вернее даже наоборот — ей это более, чем нравилось, но заигрывания с ним как будто не входили в её первоначальные планы (по крайней мере ещё пару часов назад Коллин хотелось так думать), и поэтому теперь она совершенно не понимала, как вести себя дальше, чтобы не выглядеть так же нелепо, как старшеклассница на первом свидании. Коллин почувствовала, как лицо у неё стремительно заливается краской, но проступивший на щеках румянец, к счастью,  был слабо виден на смуглой коже, и к тому же его можно было очень удачно списать на результат её упражнения.
— Так, значит, у меня получилось? — старательно игнорируя колотящееся от волнения в груди сердце (о, Господи, Дэнни ведь наверняка чувствовал это тоже), попыталась она поскорее увести мысли и разговоры в иное русло.

Отредактировано Colleen Wing (2017-02-17 15:59:45)

+1

10

Контроль. Ему Кунь-луньские мастера учили с младенчества. Каждый ребенок в таинственном поселении знал о важности контроля. В первую очередь над самим собой, своими чувствами и действиями. Ни одна успешная деятельность не могла оставаться успешной, если её не удавалось контролировать. Дэнни отплично справлялся с подобным, если все это касалось борьбы. И не важно, с кем именно это борьба: с десятками смертоносных убийц, огнедыщащим змеем или же со своими чувствами, так отчаянно пытающимися предать своего хозяина. Только вот в последнее время вопрос, кто же главный - Рэнд или его эмоции, стоял наиболее остро, и ответа на него так и не было.

Лежа под девушкой, которая явно была ему не безразлична, думать в этом направлении быстрее все так же не выходило. И даже наоборот - все мыслительные процессы будто замедлились, оставляя место только грязным мыслишкам, от которых парень не успевал открещиваться. Он по-прежнему сжимал Коллин, зная, что эти объятья и без того затянулись, и не решался её отпустить. Будто от этого зависила его или её жизнь. "Ты же не в пропасть её сталкиваешь, идиот, отпусти!" - твердил он себе, но все было тщетно. Руки его не слушались. Ужасная характеристика для человека, в чьем прозвище фигурирует чертов кулак.

- Нет, здесь пролетел Железный Человек и неудачно приземлился прямо в месте твоего удара, - хрипло сострил Дэнни, выглядывая из-за спины подруги, дабы разглядеть масштабы разушений. Наверняка ему за это предъявят, подадут пару официальных жалоб и его компании придется заплатить некую сумму, дабы заткнуть недовольных. Но оно того стоило. Наверное. Во всяком случае, сейчас, находясь под опасной мечницей, жаловаться парню совсем не хотелось. Что действительно его волновало, так это жжение в его правой руке, будто кто-то поднес её к свежеразведенному костру. "Неужели?... Нет, не может быть. Это не... Не-ет".

- Отпустить? А, конечно-конечно, - Рэнд сделал вид, что не замечал их неловкого положения, после чего с неохотой разжал объятия. Он катнулся в сторону, меняясь с девушкой местами, после чего смущенно улыбнулся и ответил на её последний вопрос. - Получилось - мягко сказано. Это была просто бомба. Огонь. Э-эм, настоящий взрыв! Кажется, у меня заканчиваются каламбуры, помогай!

Монах коротко хохотнул, заглянул Коллин прямо в глаза и затух в неловком молчании. Неведомая сила тянула его вперед, все инстинкты кричали о том, что в этот раз ему стоит совершить дерзкий, необдуманный поступок, и уже потом переживать о последствиях, но Кунь-Луньское воспитание попросту не позволяло это сделать. Или это была неопытность, вызванная, опять же, воспитанием среди китайских монахов в городе, появляющимся в нашем измерении раз в десять лет. Очевидно, там не так просто найти себе девушку, которая не желает вонзить тебе кинжал в сердце или отдать на съедение кровожадному дракону. Впрочем, такую даму сердца сложно найти даже в Нью-Йорке, о чем тут вообще речь? Даже чертовы миллиарды не особо помогают с проблемами сердца, и даже хуже - только усугубляют их.

- Не хочу показаться грубым, но... - Вопреки здравому смыслу, который единственный в данной ситуации трубил тревогу, Дэнни потянулся вперед и робко коснулся губ своей "ученицы", и не отпускал их до тех пор, пока легкие не начало жечь от недостатка кислорода. Парень медленно вернулся в прежнее положение, едва сдерживаясь, дабы не зажмуриться от стыда.- Впрочем, никаких "но". Оправданий у меня нет. Я просто очень хотел это сделать. Прости. И это не входит в процесс обучения, не подумай! Хотя, я был бы не против... Все, затыкаюсь. Еще раз прости!

+1

11

Когда Дэнни наконец отпустил её, Коллин испытала лёгкое разочарование — словно это не она сама ещё минуту назад просила его об этом. Вот только подниматься на ноги монах пока совсем не торопился. Вместо этого он предпочёл продолжить валяться на земле, точнее — на не слишком-то чистой крыше, поменявшись с Коллин местами, и теперь над ней нависал сверху, сияя своей фирменной белозубой и, стоило признать, очень обаятельной улыбкой, чем с каждым мгновением повергал Коллин в ещё большее смущение с примесью какого-то подросткового восторга.
— Ох... Круто. Здорово, — сложно было вставить хотя бы пару слов в бесконечный поток болтовни, льющийся изо рта Рэнда, но когда тот наконец иссяк, его улыбка вдруг увяла, и в наступившей между ними тишине Коллин с удивлением для себя осознала, что монах, должно быть, всё это время нервничал ничуть не меньше её самой. По крайней мере вид у него сделался в высшей степени растерянный и стеснённый — Коллин, пожалуй, впервые на своей памяти видела его таким.
— Что-то не так? — первая мысль, пришедшая ей в голову, была о том, что она, несмотря на все заверения Дэнни, всё-таки допустила какую-то чудовищную оплошность, по сравнению с которой обвалившийся кусок стены и чей-то испорченный автомобиль показались бы им сущими пустяками; а вторая…
А вторая даже не успела возникнуть, потому что в следующее мгновение Дэнни сделал то, чего Коллин от него меньше всего ожидала, но — в чём пока ещё не готова была признаться даже самой себе — больше всего хотела.
Поцелуй с ним оказался ничуть не менее приятен, чем объятия, хоть Коллин и чувствовала исходящую от Дэнни неуверенность — как будто он делал это впервые в жизни и боялся, что она его оттолкнёт. В этот момент она и представить себе не могла, насколько была недалека от истины: ведь навряд ли в монастыре, где Рэнд провёл последние семнадцать лет своей жизни, у него имелась подружка, а уж после его возвращения из К'унь-Луна в Нью-Йорк со всеми их этими детективными историями времени на личную жизнь ни у кого из Героев по Найму наверняка попросту не оставалось.
Когда они наконец оторвались друг от друга, монах выглядел крайне сконфуженным — не то своим поступком в принципе, не то проявленной им неловкостью, и сразу после этого растерял всю свою былую смелость.
Сама Коллин была настолько обескуражена, что даже не нашла в себе сил прервать град обрушившихся на неё следом извинений и прочей неуместной, но милой чуши из уст Железного Кулака.
Опустив ресницы, она молчала, глупо улыбалась, всё ещё ощущая на своих губах робкое, мягкое прикосновение Дэнни, и думала лишь о том, как убедить его в том, что в его поступке не было ничего предосудительного, и более того — его романтические порывы были взаимны.
На самом деле Коллин никогда не считала себя экспертом в построении каких-либо отношений — будь то деловые, дружеские или любовные, обычно у неё всё как-то получалось само собой —  или не получалось вовсе, но на этот раз ей казалось, что всё было совсем по-другому, так что нужно было действовать и срочно спасать положение, пока Рэнд не успел понапридумывать себе чего-нибудь лишнего на этот счёт и не умер от застенчивости, в которой Коллин, следовало признать, находила своё очарование..
— Дэнни... — тихо выдохнула она, когда у Дэнни наконец закончились оправдания. Подняв глаза она встретилась с ним взглядом, и ей показалась, что она заметила в нём испуг: похоже, единственным страхом, бороться с которым Железного Кулака, грозу драконов и уличных преступников, не смогли научить даже монахи К'унь-Луна, оставались женщины.
Протянув к Рэнду руку, Коллин мягко прижала ладонь к его щеке, с удовольствием ощущая под пальцами лёгкую шероховатость начинающей пробиваться щетины. Она хотела бы сказать, что всё нормально, что ему не за что извиняться, что она тоже вовсе не против — что бы он там ни имел в виду, но от волнения язык у неё во рту вдруг сделался неуклюжим и неповоротливым и совершенно отказался её слушаться.
Вместо того, чтобы продолжить свои тщетные попытки выдавить из себя хоть слово, Коллин ухватилась пальцами за воротник рубашки Дэнни и слегка потянула его к себе, а когда монах оказался на достаточно близком от неё расстоянии, ненадолго прижалась к его губам своими в ответном поцелуе.
Когда Коллин отстранилась, на её лице сияла улыбка. Внутри у неё всё ликовало.
— Кажется, сюда кто-то идёт, — шепнула она монаху, когда голос вернулся к ней.
Снизу и впрямь доносились чьи-то грузные шаги — наверное, это владелец пострадавшего автомобиля решил сам подняться, чтобы проверить, не оказался ли он жертвой какой-нибудь очередной хулиганской проделки, которые были нередки в Адской Кухне.

Отредактировано Colleen Wing (2017-02-18 03:25:29)

+1

12

У Дэниэла не было удачных дней. Он не знал, что вообще из себя представляют эти удачные дни, и почему люди так радостно о них рассказывают. Рэнду же попросту не с чем было сравнить. Можно сказать, он переживал только плохие и очень плохие дни. Сами подумайте: всю жизнь его готовили ко дню битвы с Неумирающим Шоу-Лао. Само прозвище этого змея заставляло подвергнуть сомнению эту веселую традицию по отчаянным попыткам лишить его жизни. При этом Дэниэл переживал один и тот же день сурка: ранний подъем, медитация, побои, которые по какой-то странной причине все остальные называли "тренировками", не особо приятные перерывы на перекус и сон, ускоряющий приближение следующего трудного дня. Что же здесь считать удачным? Победу над огромным бессмертным драконом? Тоже спорно, учитывая, что после это тебе сразу заявляют, что всю оставшуюся жизнь ты проведешь в борьбе. А живут Железные Кулаки, как правило, не долго. И покидают этот мир явно не в собственной постели в окружении десятков шумных внуков. Но сегодняшний день обещал разрушить этот порочный круг.

Коллин мало того, что не залепила звонкую пощечину за дерзкий поступок Рэнда (он действительно считал его дерзким и крайне опасным), так еще и была рада, что все сложилось именно так. Кулаку в это не верилось. Он привык искать в каждой приятной ситуации подвох, ибо с вероятностью в девяносто процентов этот самый подвох поджидал за углом, но сейчас Рэнд надеялся, что данное "происшествие" окажется именно в счастливых десяти процентах. Должно же ему повезти впервые за двацать с хвостиком лет, верно?

- Коллин... - начал было очередную пулеметную очередь из беспорядочного набора слов Дэнни, но тут же замолчал, когда ладонь девушки коснулась его щеки. Он расплылся в дурацкой улыбке, будто она своим жестам активироваа команду деактивации всех мыслительных процессов. Чего уж говорить о последующем поцелуе? Сердце Дэниэла заколотилось с такой скоростью, что, казалось, скоро превратится в буровую установку и пробьет грудную клетку, словно чужой из одноименного фильма. "Наверное, кровь тогда захлестает всю её одежду... И её саму" - думал Рэнд после того как оторвался от мягких губ подруги. В этом был весь Железный Кулак - ни одной мысли по делу, когда это действительно необходимо. Впрочем, если бы парень начал анализировать все происходящее, его мозг вскипел бы в первые несколько секунд. Стоит помнить, что он все-таки мастер кунг фу, а не мыслитель.

- Что-о? - С блаженной улыбкой на лице переспросил парень, прекрасно слыша, как кто-то поднимается на крышу, но не обращая на это ни малейшего внимания. - А, понял, прости.

Парень рассмеялся, осознавая свое тугодумие. Ему не хотелось подниматься, не хотелось уходить с этой пострадавшей крыши и уж тем более он не желал отрываться от Коллин. Но удача Кулака диктовала совсем другие правила игры. Кто-то поднимался. Вероятно, хозяин той машины, что не повезло оказаться припаркованной у этого здания в этот день. Вряд ли он теперь назовет этот день удачным. Что ж, пускай поймет, каково это - быть Железным Кулаком. Ладно, не совсем. Точнее, вообще не поймет, но ему будет плохо. В этом вся суть бытия героя К'унь-Луня.

Дэнни торопливо поднялся, протянул руку подруге, сопроводив это ироничным "миледи", и повел её к противоположному краю крыши.

- Не будем портить этот прекрасный момент дурацкими разборками, как думаешь? - Весело заявил Рэнд, опасливо заглянув на постепенно оживающую улицу в десятке-другом метров от парочки путешественников по крышам, после чего подмигнул девушке и продолжил. - Повторяй за мной.

Герой по найму отошел на несколько метров, бросил на Коллин самодовольный взгляд и, набрав полные легкие воздуха, устремился вперед. Он легко оттолкнулся от края крыши, словно актер китайского фильма, из той породы, что легко касаясь верхушки деревьев почти летают над лесом. Ветер ударил прямо в лицо, заглушая шумную улицу внизу. Парня тянуло закрыть глаза в мимолетном наслаждении, но он не мог себе этого позволить в полете. Ноги Кулака (звучит странно, да?) коснулись твердой соседней крыши уже в следующую секунду. Он сгрупировался, кувыркнулся, хотя особого смысла в этом и не было.

- Твоя очередь, Коллин, - закричал Рэнд, сложив руки на груди. - Могу тебя поймать, если хочешь.

Он и сам хотел. Впрочем, он не мог отказать себе в небольшом дружеском подтрунивании. Да, между ними сейчас что-то промелькнуло, но это ведь не значит, что Дэниэл должен резко измениться? Может, в данной ситуации следовало оставаться неизменным. Кулак не знал. В этом и заключалась проблема - в его неопытности в амурных делах. Впрочем, он не терял надежды приобрести этот опыт. И очень скоро.

+1

13

Ухватившись за протянутую ей руку, Коллин рывком поднялась на ноги. После всех их катаний по крыше её любимый спортивный костюм из белого превратился в серый, но, откровенно говоря, состояние одежды в настоящий момент заботило её меньше всего.
— Бесстрашный Железный Кулак сбегает от ответственности, — усмехнулась Коллин Дэнни в ответ. У неё и самой не было ни малейшего желания выслушивать возмущённую ругань владельца автомобиля или ещё кого бы то ни было, так что предложение монаха поскорее покинуть «место преступления» она восприняла более чем благосклонно, вот только путь к отступлению  у них теперь оставался только один — дальше по крышам.
Медленно подойдя к краю крыши, Коллин взглянула себе под ноги, а затем подняла глаза на Дэнни уже перемахнувшего через разделяющую дома пропасть и теперь от души веселящегося по другую сторону от неё. На самом деле расстояние между ними было не таким уж и большим, и Коллин почти не сомневалась в том, что сумеет его преодолеть — сколько раз ей уже приходилось выполняла такие трюки или им подобные? Вот только в отличие от монаха она не обладала удивительным даром излечивать множественные переломы за считанные минуты — по крайней мере пока — и потому каждый раз, когда она вытворяла что-то такое, был для неё всё равно что последний.
— Не сомневаюсь в этом, — Коллин хмыкнула, отступая на несколько шагов назад, чтобы разбежаться. Разъярённый водитель в любую минуту мог ворваться на крышу, так что ей следовало поторопиться, но в самый последний момент, когда Коллин уже собиралась занести ногу для прыжка, она вспомнила кое-что очень важное.
— Чёрт, моя катана! — она мысленно обругала себя последними словами за то, что едва не оставила семейное достояние валяться на крыше. Для наследницы самурая было бы крайне постыдно потерять своё оружие таким нелепым образом. — Я сейчас.
Коллин бегом бросилась назад. К счастью, катана по-прежнему лежала на том же месте, где она её оставила. Схватив клинок, Коллин развернулась и рванула обратно по направлению к Дэнни. Теперь-то времени для размышлений у неё уже точно не оставалось.
Подбежав к самому краю, Коллин сперва перекинула свою катану, и только после этого прыгнула следом сама, изо всех сил отталкиваясь ногами от низкого кирпичного парапета.
Сердце как будто замерло у неё в груди в этот момент и продолжило биться только после того, как ноги Коллин снова коснулись твёрдой поверхности. При приземлении она не стала изображать из себя акробата, как это сделал Дэнни — наверняка чтобы покрасоваться перед ней лишний раз, — и поэтому, очутившись на следующей, пока ещё никак не пострадавшей от неосмотрительных действий носителей мудрости Шоу-Лао, крыше, Коллин по инерции пробежала ещё несколько шагов вперёд, пока не уткнулась поджидающему её монаху прямиком в грудь.
— Кажется, — не задерживаясь в объятиях Дэнни, она носком кроссовка подопнула ножны с вложенным в них клинком (почтенный Кэндзи Одзава перевернулся бы в своём гробу, если бы узнал, как его возлюбленная внучка обращается с орудием самурая после стольких лет обучения кодексу бусидо) и поймала их воздухе, — нам пора убираться отсюда подальше!
На крышу только что покинутого ими здания тем временем наконец-то вывалился, обливаясь потом, страдающий одышкой, преждевременным облысением и явно лишним десятком-другим килограмм мужичок средних лет. Потрясая пухлыми кулаками и периодически издавая отборную ругань, он было бросился следом за молодыми людьми, на которых по всей видимости по его мнению сейчас были сконцентрированы все его жизненные проблемы, однако столкнулся с непреодолимым для себя препятствием в виде пропасти между домами, преодолеть которое он, конечно же, не решился.
Глядя на его побагровевшее от ярости лицо, Коллин прыснула в кулак со смеху — до того потешный у него был вид. Конечно, ей было немного стыдно за то, что по её вине была испорчена чья-то, возможно, американская мечта, но ещё больше ей было весело.
— Бежим, — скорчив мужику кислую мину, Коллин легонько хлопнула Дэнни по плечу и, закинув ножны с катаной за спину, лёгкой трусцой припустила вдоль по крыше, быстро оставив жертву их проделок позади.
Рассвет к этому времени уже занялся вовсю, окрасив лежащий перед ними город во все оттенки золотого и багряного, и даже серые трущобы Адской Кухни ненадолго преобразились и казались уже не такими мрачными и унылыми.
Забежав за плоский дымоход, Коллин остановилась и, скрестив руки на груди, оперлась на него спиной.
— Ну и что дальше, о-сенсей? — с улыбкой окликнула она подоспевшего следом Дэнни.

Отредактировано Colleen Wing (2017-02-19 03:31:15)

+1

14

Солнце уже встало, начало согревать несчастные крыши. Дэнни окинул взглядом все пространство вокруг, отмечая при этом, какие из этих зданий принадлежат его компании. Все. И даже та, что пострадала от действий Коллин под руководством самого Кулака. Покупать здания в городе стало новым хобби миллиардера, который, вопреки его собственным желаниям, не мог летать по городу как какой-нибудь Тони Старк или, будь он не ладен, Тор. В отличие от этих ребят, монаху постоянно приходилось перемещаться на своих двоих, набивать шишки на крышах и томиться в долгом ожидании, спускаясь в обоссаных лифтах. Но он не жаловался. Денег его семьи всегда хватало на покупку очередного дома и на возмещение ущерба, который мог являться последствием действий Рэнда. Как в этот раз.

Самурайша, тем временем, забыла свое оружие. Дэнни хотел было спросить, чего это она постоянно таскает катану с собой, но, немного подумав о том, как часто с ними случается реально странное дерьмо, и сколько опасных засранцев желает парочке зла, вопрос как-то сам собой разрешился. Рэнд и сам бы носился с холодным оружием, если бы его кулак не мог разносить в щепки даже самые толстые стены Нью-Йоркских зданий. Но то, что он мог заставить такую способную мечницу как Коллин Винг забыть, даже на мгновение, о своем оружии, его радовало. Это приятно щекотало его самоуверенность, о которой, порой, он и вовсе забывал.

Девушка взмыла в воздух, стремительно пересекая пустое пространство между крышами, и приземлилась прямо в объятия Рэнда. Парень смущенно улыбнулся, чувствуя, как его пульс набирал обороты.

- А что, может, все-таки поболтаем с тем приятным человеком? - Усмехнулся Кулак, обращая внимание на вспотевшего толстяка, секундой ранее ввалившегося на крышу. Подъем по лестнице дался ему нелегко, это можно было заметить по его недовольному покрасневшему лицу. Да и те слова, что вырывались с его уст заметно поднимали его в рейтинге недовольных поступками Дэниэла людей. Он брызжал слюной, краснел еще сильнее и, казалось, если все продолжится в том же духе, он попросту отбросит коньки. Рэнд даже начал жалеть бедного мужчину и хотел было предложить оставить ему чек, но именно в этот момент подруга легко шлепнула его по плечу в знак того, что пора сваливать. Парень пожал плечами в знак извенения и припустил следом за Коллин.

Бежали они недолго. Да и смысла не было: их явно никто не преследовал, а голос возмущенного жителя Нью-Йорка затих уже через минуту. На всем протяжении небольшой пробежки Дэнни глядел в спину подруги, постоянно перематывая в памяти секунду до того, как их потревожил владелец машины. Кулак всегда скептически относился к историям про бабочек в животе, долгие переглядывания через людные помещения, как в фильмах, и к прочей лабуде, но сейчас чувствовал себя просто замечательно, что заставляло его сомневаться в собственной правоте по амурным вопросам. Мечница остановилась, задала провокационный вопрос, на который у монаха ответа пока еще не было, из-за чего Дэнни застыл на месте, пытаясь разобраться в том, как именно ему стоит поступать дальше.

- А дальше... - "Пошло все к черту!" - Дальше... Мы вернемся к нерешенному вопросу.

Кулак сократил расстояние между ним и Коллин до нескольких сантиметров, осторожно коснулся ладонью её щеки и, неуверенно улыбнувшись, потянулся за очередным поцелуем. Если в его животе и жили какие-либо летающие насекомые, они наверняка умирали мучительной смертью от нервного стресса и возбуждения. Да и сам бессмертный чемпион К'унь-Луня, казалось, сейчас был при смерти. Только это мало его волновало, когда то, что он хотел в этот момент сильнее всего, было у него в руках. В прямом смысле этого слова. Ненадолго оторвавшись от мисс Винг, Дэнни снова улыбнулся и сбивчиво протараторил:

- В общем, дальше примерно это.

+1

15

— Ого, — обескураженно выдохнула Коллин, после того как Дэнни отстранился от неё, переводя дух. Для человека ещё несколько минут назад готового сгореть от стыда за свой поступок, он довольно быстро набрался смелости для того, чтобы снова его повторить. — Недурно. Этому тебя тоже в К'унь-Луне учили?
Ей хотелось улыбаться без остановки. Коллин чувствовала себя так, словно ей снова было шестнадцать, как в тот день, когда она впервые шла на свидание с самым популярным в школе парнем, в которого были влюблены все девочки из её класса без исключения.
С тем лишь отличием, что по завершении свидания тот оказался полным придурком, а Дэнни всё-таки казался ей не настолько безнадёжным.
— Звучит неплохо, — усмехнулась она и, обвив шею монаха обеими руками, вновь притянула его к себе.
На этот раз Коллин решила перехватить инициативу — может, она и не была самой опытной девицей на районе, но кое-чем удивить монаха всё-таки тоже могла. После поцелуев с ним на губах у неё оставался лёгкий свежий привкус — что-то вроде мяты или зелёного чая, и Коллин машинально провела по ним кончиком языка.
Прижимаясь к Дэнни телом, она ощущала как тяжело и неровно вздымалась его грудь — как будто он только что бежал изнурительный многокилометровый кросс, у неё и самой дыхание сбилось, но что-то подсказывало ей, что виной тому была вовсе не их недавняя короткая пробежка.
Все её немногочисленные прошлые отношения строились, как она привыкла считать, по большей части исключительно на взаимной физической симпатии и — отчасти — безысходности, но прямо сейчас ей казалось, что на этот раз события наконец — наверное, впервые в её жизни — развивались совсем по другому сценарию.
Несмотря на то, что традиционное самурайское воспитание обязывало Коллин во всём искать (и находить) прекрасный и романтический глубинный смысл, сама она всегда совершенно искренне полагала, что романтики в ней было не больше, чем в шнурках кроссовок, которые она носила, но даже при таком раскладе она не могла не признать, что целоваться с красавчиком-миллиардером на крыше здания под лучами восходящего солнца, чёрт побери, было чертовски романтично!
Они наверняка могли бы продолжать так до самого вечера, и Коллин, откровенно говоря, даже была совсем не против перейти к чему-нибудь более серьёзному, вот только не знала, как тактично намекнуть об этом Дэнни, не рискуя при этом заработать в его глазах репутацию районной давалки. Всё-таки у них ведь даже ещё ни одного официального свидания не было!
— Дэнни, Дэнни, постой, — пробормотала Коллин, когда они в очередной раз прервались, чтобы отдышаться, и, выпустив монаха из объятий, упёрлась обеими ладонями ему в грудь, предупреждая его следующую попытку вновь её поцеловать.
— Слушай, раз уж мы... Раз уж у нас... — нужные слова никак не шли на ум, и Коллин почувствовала, что снова смущается и краснеет. — В общем, я хотела сказать, может быть, ты... выпьешь со мной кофе?
Она рассчитывала, что это будет неплохой способ не торопить события и дать им обоим возможность сбросить напряжение и немного расслабиться.
— Здесь, кажется, есть одно подходящее местечко неподалёку.
Продолжать так не успевшее толком начаться обучение на сегодня, похоже, тоже было бессмысленно — совершенно очевидно было, что Дэнни уже не был способен ни на какие внятные объяснения. Да и что уж там скрывать: в связи с новыми выяснившимися в их жизни обстоятельствами, перспектива провести время с Дэнни наедине в менее агрессивной обстановке теперь привлекала Коллин куда больше, чем выслушивать пространные нудные лекции о важности преобладания духа над телом или ещё какую-нибудь чушь о пути к просветлению.

+1

16

Дэнни никогда не считал себя застенчивым парнем. Он просто шел на контакт с людьми, охотно поддерживал разговор, да и вообще вел социально активный образ жизни. От излишнего высокомерия он тоже не страдал, с самого детства прекрасно осознавая, когда нужно отступить. Но сейчас, находясь в опасной близости к не менее опасной мечнице, он начинал трястись так, будто его швырнули на электрический стул и методично щекочут пятки тоненьким перышком. Да, одновременно. Да, Кулак боится щекотки. Иногда. К тому же, оказалось, что боялся он не только щекотки, но и женских прикосновенний. Беда пришла, откуда не ждали. Подкралась незаметно и нанесла подлый удар в спину отравленным клинком. И все то время, что проходило в поцелуе парочки, Рэнд придумывал эти штампованные метафоры своей неуверенности.

Чувствуя губы подруги, Дэнни пытался подабрать яркое описание еще и им, но выходило у него с трудом. Все пространство в голове занимали не особо приличные мысли. Они прошлись по разуму мастера кунг фу роем насекомых, разрушительным ураганом, оставляя после себя только уверенность в том, что двадцать с лишним лет без внимания со стороны прекрасного пола сказались на состоянии молодого человека более чем плачевно. Тем не менее, он хвалил себя за смелость, из-за которой сейчас происходит... то, что происходит. Или это была глупость. Что, в прочем, не отменяет того эффекта, которого парень благодаря этому добился. Раньше он был просто чемпионом К'унь-Луня, а теперь чемпионом, у которого могла появиться девушка. Может, он будет даже первым среди Кулаков, кто мог похвастаться чем-то подобным. "Да уж, как же".

- Рад, что тебе понр... - договорить монах не успел: Коллин притянула его к себе, снова награждая поцелуями. Он прижался к ней всем телом, плавно провел руками по спине, постоянно повторяя, насколько же он крут, раз такая девушка обратила на него внимание. Еще он очень хотел, чтобы его кто-нибудь ущипнул. И не потому, что он грязный извращенец (коим, он, возможно и являлся - повода проверять у него не было), а потому, что все происходящее было слишком прекрасно, чтобы оказаться правдой. Скорее всего, он сейчас пускал слюни в свою неудобную подушку, и уже очень скоро зазвонит будильник, желающий вырвать его из мира волшебных грез. Или Ци внезапно отказала, и теперь он умирает в подворотне от яда очередного засранца из клана Руки. Или, еще хуже, он все-таки напился до отключки с Люком, и все это - подарок от посетившей его белой горячки.

Так или иначе, Коллин отстранилась, уперлась руками в грудь Железного Кулака, чтобы тот не предпринимал попыток задерзить еще раз. Он растерянно уставился на подругу, пока та пыталась подобрать слова, и ждал худшего. Ну сами подумайте - каковы шансы у симпатичного одинокого миллиардера, знающего кунг фу и владеющего силой настоящего, мать его, дракона, заполучить такую девушку как мисс Винг? Вот именно. И те недолгие мгновения до вопроса девушки растянулись для Дэниэла на целую вечность. Вечность, которую он мог посвятить только сомнениям и ругательствам в свой адрес. Тем не менее, вопрос окончательно сбил Дэнни с толку.

- Кофе? Ну, я не... Я... - он закрыл глаза, посчитал до пяти, растерянно улыбнулся и продолжил. - С удовольствием. Кофе, чай, вода из под крана - все, что угодно. Ладно, про воду я немного завернул. Но кофе было бы кстати. Со сливками. И с сахаром, конечно же. А еще... Еще, пожалуй, стоит заткнуться.

Улыбка не сходила с его лица, но оно и не мудрено - Рэнд был на седьмом небе от счастья. Он весело тронулся в противоположную от места их изначальной встречи сторону, но, сделав несколько шагов, резко остановился, смачно залепил себе ладонью по лбу и, развернувшись обратно, неловко проронил:

- Совсем забыл, что не знаю, где находится то самое "подходящее местечко". - Секундная пауза. - Так что... Веди!

+1

17

В обычной ситуации в любой другой день Коллин наверняка посчитала бы поведение Рэнда дурацким — и это ещё мягко сказано, но не сегодня и не сейчас. Окрылённая неожиданным успехом на любовном фронте, она жеманно хихикала над его шуточками и находила всю ту чепуху, которую Дэнни творил и нёс, крайне очаровательной и очень милой — в общем испытывала на себе все типичные последствия воздействия дофаминов, эндорфинов, окситоцинов и прочих -инов, концентрация которых у неё в крови в настоящий момент просто зашкаливала.
— Ну, идём тогда, — одарив Рэнда кокетливой улыбкой — и откуда что бралось? — Коллин прошествовала мимо него, на ходу поправляя ножны, болтающиеся за плечом.
Пройдясь вдоль периметра крыши, она вскоре обнаружила то, что искала — пожарную лестницу — и, рукой сделав знак Дэнни следовать за ней, спрыгнула на проржавевшую от времени и дождевой воды платформу, угрожающе заскрипевшую под весом её тела, но, к счастью, оказавшуюся достаточно крепкой, чтобы выдержать их обоих.
Спуск вниз не занял много времени, и вскоре Коллин и Дэнни уже стояли ногами на твёрдой земле. Коллин повертела головой по сторонам, ориентируясь среди обступающих их со всех сторон зданий — район был ей знаком, и спустя пару минут она уже уверенно двигалась в нужном направлении.
— И всё-таки неплохо у меня получилось, да? — всё произошедшее ранее на крыше — до того момента, как они оказались в объятиях друг друга — теперь, похоже, казалось Коллин забавным и увлекательным приключением. — Но ты сказал, что у тебя всё было хуже. Правда? О, учитель, моё кунг-фу лучше, чем ваше.
Раньше она не слишком интересовалась подробностями монашеской жизни Железного Кулака, да и сам Дэнни, как ей казалось, не горел желанием посвящать в них кого-либо ещё, но теперь Коллин стало по-настоящему любопытно узнать об этом немного больше.
Шагая плечом к плечу рядом с ним, она старалась держаться непринуждённо, на деле ощущая себя до безумия неловко.
Между ними определённо что-то промелькнуло — нечто большее, чем элементарное желание интимной близости (во всяком случае, Коллин очень хотелось в это верить) — ещё в первую их встречу, год назад, но тогда никто из них так и не сумел разобраться в собственных чувствах, да и повода не было.
Коллин, вдохновлённая образом таинственного монаха, увязалась (с лёгкой руки своего отца) за Дэнни, а тот, похоже, и рад был её компании. За это время какого только дерьма с ними не случалось — было и хорошее, конечно, но всё больше разборки, погони, драки. И вот теперь, когда наступило долгожданное затишье — надолго ли? — и они наконец смогли вернуться к тому, с чего начали, Коллин совершенно не понимала, что как вести себя дальше.
Может быть, стоило взять Дэнни за руку, как поступали в таких случаях все нормальные парочки, — и вообще давали ли жаркие объятия и поцелуи с Рэндом на крыше повод для Коллин считать их парочкой?
За такими мыслями и разговорами с монахом, Коллин довела их до пересечения 10-й авеню с Западной 55-й, на стыке которых располагалась крохотная — на три-четыре огороженных плетёной изгородью столика, — но уютная, а самое главное — начинающая свою работу с самого раннего утра, уличная кофейня.
— Доброе утро. Два капучино, пожалуйста, — Коллин покосилась на Дэнни, стоящего за у неё за плечом, и с улыбкой прибавила:
— С сахаром и сливками.
Вывернув карманы своей спортивной ветровки, она вывалила на прилавок горсть мелочи и пару смятых бумажек.
— Сдачи не нужно.
Ожидая, пока бариста сварит кофе, Коллин обернулась к Дэнни и, скрестив руки на груди, оперлась плечом на ларёк.
— И как быстро ты научился с этим управляться? С Ци, — пояснила она, поймав вопросительный взгляд Дэнни. Конечно, очень хотелось бы услышать ответ в духе "неделя" или хотя бы "месяц", но Коллин понимала, что на самом деле ей потребуется гораздо больше времени — месяцы или, может быть, даже годы медитаций и тренировок — прежде чем предметы перестанут хотя бы взрываться у неё в руках от любого неосторожного движения. Так что лучше было запастись терпением и надеяться, что обучение Железного Кулака окажется эффективным.
Ваш кофе, мисс.
— Спасибо, — Коллин оторвалась от ларька, забирая оставленные на прилавке для них с Дэнни картонные стаканы.
— Держи, — один, обжигая ладони, она сунула в руки монаху и направилась к пустующим пока ещё столикам.
Улицы уже наполнялись людьми: спешащими на работу гладковыбритыми клерками в выглаженных костюмах и начищенных до блеска ботинках, домохозяйками, торопящимися на утреннюю распродажу в местные гипермаркеты, прогуливающими уроки и болтающимися без дела подростками и прочим присущим для столь раннего времени контингентом Адской Кухни, и за ними удобно было наблюдать, неторопливо попивая ароматный свежесваренный кофе, с места, которое Коллин выбрала для них с Рэндом.
— Я обещала послушать ещё парочку твоих историй, — она мягко усмехнулась, усаживаясь напротив монаха. — Расскажешь мне? О К'унь-Луне. О своём обучении?
Вообще сбором материала о загадочном волшебном городе всегда занимался её отец, но теперь Коллин даже немного жалела о том, что не проявляла к его увлечению должного внимания раньше — сейчас ей, наверное, было бы гораздо проще, знай она о нём хоть что-нибудь.
— Каково это было?
Сделав пару глотков, Коллин опустила стакан на столешницу и обхватив его ладонями.
— Но можешь не говорить, если не хочешь, — на всякий случай добавила она, поднимая взгляд на Дэнни. В конце концов, откуда ей было знать, какие там у этих монахов были заведены порядки: может быть, они обязаны были до конца своих дней хранить секреты к'унь-лунских мастеров и уносить их с собой в могилу под страхом смерти, оскопления или ещё чего похуже, — и ей не хотелось показаться бестактной.

+1

18

- Я немного приукрасил, чтобы тебя подбодрить, - засмеялся Дэнни, давая понять, что сказал он это в шутку. Коллин действительно управилась с энергией вполне достойно. Громовержец, строгий учитель Дэниэла, был бы доволен. И это при том, что Кулак видел его довольным всего лишь раз или два за все время их знакомства. Видимо, бессмертие быстро лишает человека возможности радоваться мелочам в жизни, заставляя смотреть на картину слишком глобально. "И заставляет быть мудаком" - с горечью добавил Рэнд, вспоминая о всех пережитых побоях. Ну, может и не обо всех: били его слишком часто. В половине случаев - по голове.

Парочка ловко спустилась с крыши, минуя ржавую пожарную лестницу и несколько кварталов, медленно заполняющихся людьми. Дэнни не знал, сколько времени он провел на крыше - часов у него было - но  заметил, что до появления там Коллин время шло медленнее. Как только её катана коснулась крыши, все стремительно закрутилось: тут тебе и удар Железного Кулака в исполнении японки, и разрушенная машина, непродолжительная погоня и... Нечто необъяснимое. Во всяком случае, для самого Рэнда. Всю дорогу до кофейни он провел в размышлениях о том, что вообще значили эти поцелуи и как к этой ситуации вообще относиться. По-хорошему, нужно было задать этот вопрос напрямую Коллин, но страх с легкостью побеждал в борьбе за душу Железного Кулака. Так что он не начинал этот разговор, хотя возможностей для этого было предостаточно.

- Ну, это не заняло много времени, - удобно устроившись по правое плечо от девушки, задумчиво протянул Кулак. - Что-то около десяти лет на обучение азам, еще пять - для применения на практике. Но главная проблема не в длительности сего процесса, о нет. Главная проблема начинается на "огромный" и заканчивается на "дракон".

Кофе был готов. Дэнни благодарно улыбнулся баристе, потом - Коллин. Он прошел за подругой, и осторожно приземлился напротив неё. Выглянувшее из утренних облаков солнце прицельно било единственным пробившимся лучом на голов девушки, как это бывает в детских мультфильмах. Не хватало только детского хора на фоне, берущего высокую ноту, чтобы дополнить картину. Дэниэл, будучи парнем просвещенным, посчитал это за знак. Будто жаркие поцелую часом ранее не были уже отличным знаком.

- О К'унь-Луне? - Рэнд задумчиво уставился вдаль, сделал небольшой глоток, аккуратно поставил картонный стакан на стол и коротко кивнул с умиротворенной улыбкой на лице. - Если коротко, то там было... Необычно. Ты же знаешь, что дети могут быть жестокими. А дети таинственного китайского города, скитающегося по измерениям, в то же время готовящиеся к битве с опасным драконом, жестоки вдвойне. Особенно к чужакам. Так что быть единственным парнем из Нью-Йорка в обществе детей, которые уже в утробе матери выучили кунг фу, не очень приятное времяпрепровождение. Даже к девушкам подкатить было нереально. Во-первых, потому что их почти не было. И во-вторых, те, что были, говорили исключительно на китайском. С китайцами. В общем, не любили меня до тех пор, пока я не получил вот эту штуку.

Дэнни ухватился за нижний край футболки, и приподнял её, открыв девушке метку Железного Кулака. Коллин её уже видела, но парню попросту нравилось её показывать. Она выглядела круто, и спорить с этим было невозможно, так чего же её скрывать?

- А вот с тех пор... Ух!
- Дэниэл немного подумал, и все же решил добавить немного честности в свой рассказ. - С тех пор ничего не поменялось. Ну, разве что вместо своих товарищей я луплю других засранцев. И управляю компанией с миллиардным капиталом. Я уже это упоминал?

Дэнни рассмеялся, но быстро помрачнел. Он мялся в нерешительности, настукивал какой-то ритм по стакану с кофе, но все же набрался духа.

- Так и... Что это было там, на крыше? - Кулак резко перевел внимание на проходящего миму мужчину, молча провожал его взглядом до тех пор, пока он не отошел на достаточное расстояние. - Если не захочешь это обсуждать, я согласен и на неловкие переглядывания всю оставшуюся жизнь. Правда!

Врал Дэнни ужасно.

+1

19

Слушая Дэнни, Коллин рассеянно гоняла по гладкой столешнице свой стакан из одной ладони в другую, но когда его рассказ дошёл до сетований на отсутствие в монашеской обители девушек, не удержалась и издала громкий смешок. В этом был весь Дэнни Рэнд — за полтора года, проведённых с ним, она уже успела смириться с его умением быть несерьёзным в серьёзных ситуациях.
— Мда уж, — Коллин казалось, что она понимает (на самом деле не понимала, конечно же), каково приходилось Дэнни в годы, проведённые в К'унь-Луне, — почти также, как и ей в Японии, но только в десяток-другой раз хуже. Если её дед, Кэндзи Одзава, хоть был строг и не давал внучке спуску не хуже кунь-лунских монахов, но, по крайней мере, приходился ей роднёй и никогда не перегибал палку, то учителя Рэнда, похоже, такого снисхождения к нему не проявляли.
Отметину на груди монаха Коллин, разумеется, уже видела — и не раз, и объектом её внимания был не столько сам рисунок, сколько полуобнажённый торс монаха, созерцание которого вызвало у неё приятное тёплое чувство чуть пониже живота и взбудоражило воображение, — невозможно было отрицать того факта, что Дэнни являлся крайне привлекательным (и, как полагала сама Коллин, не только для неё одной) молодым мужчиной, к которому она совершенно очевидно нерово дышала.
Кстати, миллиарды, которыми владел Рэнд интересовали её меньше всего. Ей вообще было трудно воспринимать Дэниэла как человека, на состояние которого можно было выкупить половину — если не больше — города. Ни в его поведении, ни во внешнем виде не присутствовало и капли той крикливой кичливости, что была присуща обычно людям подобного статуса — ну, за исключением тех случаев, когда Дэнни решал блеснуть на улицах Нью-Йорка одним из своих дорогостоящих спорткаров, за рулём которого он смотрелся как заправский плейбой, но и эту маленькую слабость Коллин готова была ему простить.
— А? — отозвалась она после полуминутной паузы. — Ну, мы целовались, — и коряво усмехнулась.
Дэнни заметно нервничал — пожалуй, не меньше Коллин — и даже не старался этого скрыть, и, наверное, она рассчитывала таким образом хоть немного разрядить атмосферу, но острота оказалась некстати и, похоже, только ещё сильнее усугубила положение.
— Так, нет, стоп, прости, — Коллин резко отодвинула от себя стакан и жестом предостерегла Дэнни замолчать прежде, чем он успел выдать какую-нибудь ответную глупость. Она прекрасно понимала, что этот разговор должен был произойти рано или поздно, и сама планировала задать Рэнду тот же самый вопрос, но не рассчитывала, что это самое "рано" наступит настолько скоро. А теперь ещё и монах успел опередить её, вынуждая взвалить на себя такое тяжкое бремя ответственности, как признание их очевидной взаимной симпатии, говорить о которой вслух для Коллин вдруг оказалось непосильной задачей. Но не могли же они бегать от этого вечно, верно?
Коллин сделала глубокий вдох и, навалившись локтями на столешницу, подалась вперёд к монаху через стол.
— Ты нравишься мне, Дэнни. Очень сильно, — набравшись наконец смелости, выдохнула она. Конечно, можно было завести какую-нибудь сентиментальную пластинку на тему вечной любви, вспыхнувшей в ней с первого взгляда, но Коллин находила всю эту патетику совершенно излишней, тем более, что в их с Железным Кулаком случае всё и так было более чем ясно.
— И... — она неуверенно замялась, стараясь подобрать правильные слова, которые никак не шли на ум, — я была бы не против, ну, знаешь, встречаться с тобой.
Возможно, Коллин могла показаться чересчур самонадеянной, но она была уверена, что Дэнни не станет противиться её предложению, и всё равно сердце у неё так тревожно забилось в этот момент, что ей показалось, ещё немного — и она потеряет сознание от волнения.
Нет, определённо, то, что она испытывала к Железному Кулаку было каким-то особенным чувством.

Отредактировано Colleen Wing (2017-02-23 15:42:31)

+1

20

Дэнни сиял. Он был похож на новогоднюю елку в разгар праздника. В огне. Разве что только вокруг не толпились излишне довольные люди, желающие сделать с ним дурацкое селфи. И если раньше он жаловался на то, что в его голове слишком много мыслей, сейчас сложилась совершенно обратная ситуация - в его голове было пусто. Чистый лист, заполняемый в тот момент исключительно наслаждением отдельно взятым моментом. Рэнд смотрел прямо в глаза Коллин, потеряв возможность отвести от неё взгляд. Казалось, что она внезапно научилась трюкам Железного Кулака и использовала телепатические штучки в стиле Звездных Войн, на которые они способны.

"Нравлюсь?! Но разве... Нет, не может быть". Дэниэл нахмурился, смерив девушку оценивающим взглядом. Ему казалось, что это затянувшийся пранк, который быстро переставал быть смешным. Но японка, кажется, была предельно серьезна. Либо её навык лжи сейчас достиг небывалых высот, и ей удалось провести Кулака вокруг пальца. В любом случае, не было ясно ничего, из-за чего переживания парня только усиливались.

- Встречаться, типа... Прямо встречаться? - Тупо повторил он, недоверчиво засмеявшись. - Что ж, это просто... Вау. В смысле, очень неожиданно. Нет, правда?

Дэнни снова начал напоминать себе неопытного мальчишку. Он был достаточно серьезным парнем, продвинутым в боевых искусствах, техниках медитации и восточной философии, но когда дело касалось Коллин, все это делилось на ноль. Все эти обыденные для остальных людей вещи, вроде совместных походов в рестораны, кино и куда бы то ни было, казались Рэнду скорее обычаями неземной цивилизации, недоступными для понимания деревенского парня, вроде него. Именно поэтому неожиданное признание девушки ввело его в ступор, продолжавшийся как минимум минуту. Эти слова нашли в нем кнопку отключения и сильно шмякнули по ней, да так, что она, кажется, залипла, оставив дракона в полной невозможности подобрать нужные слова. Это паршивое чувство не оставляло парня ровно до тех пор, пока он силой не заставил себя открыть рот.

- В таких ситуациях принято говорить то же самое в ответ? - Дэнни растрепал свои волосы на затылке, пытаясь хоть как-то отвлечься от неловкости всего происходящего. - Мне будет несложно, потому что... Ты мне тоже... Ну, нравишься!

Покрасневшим лицом монаха можно было оценивать степень свежести помидора. Щеки жгло крайнее смущение, и вряд ли оно собиралось ослаблять свою хватку. Будть у Кулака чуть больше опыта, он бы наверняка придумал, как реагировать и как действовать дальше, но сейчас у него не было плана. И он не был уверен, что у него есть право действовать методом проб и ошибок, ибо ошибки в подобных делах стоят слишком дорого.

- Подскажешь, как это дальше работает? Нужно скреплять свои слова поцелуем? Клятвой вечной любви? Может, паспортами обменяемся? - Дэниэл снова прятался за шутками, но это всегда помогало, так что проблемы в этом он не видел. Он подумал несколько секунд, ехидно улыбнулся и, не сдержавшись, добавил. - В общем, я готов сделать все, что ты скажешь. Именно так, впрочем, я и представлял отношения.

+2

21

— Да, правда, — Коллин кивнула, удивляясь такой недоверчивости со стороны монаха. Она была предельно серьёзна, говоря об этом, и реакция Дэнни выглядела, мягко говоря, странной. Ему что, никогда встречаться не предлагали? Коллин казалось, что у него отбоя от поклонниц быть не должно, особенно после того, как его лицо побывало на обложке какого-нибудь Forbes.
Тягостные мгновения ожидания уже начинали затягиваться — большей неловкости Коллин в жизни не ощущала, ещё немного — и она уже начала бы, наверное, жалеть о том, что вообще подняла весь этот разговор, но, к счастью, именно в этот момент Дэнни наконец-то сумел ответить ей что-то внятное.
После его слов сердце Коллин пропустило парочку ударов и заколотилось с удвоенной скоростью, однако напряжение, довлевшее над нею всё это время, вмиг исчезло — Коллин позволила себе наконец расслабиться, а на её лице помимо воли засияла глуповатая, но искренняя улыбка по-настоящему счастливого человека. Признание у Железного Кулака пусть и вышло ещё более корявым, чем её собственное, но всё же было ей приятно. Коллин едва сдерживалась от того, чтобы не рассмеяться во весь голос от охватившей её эйфории.
— А ты и в самом деле не знаешь, как это работает? — она весело фыркнула, решив, что Дэнни снова шутит — как он наверняка и рассчитывал.
Перегнувшись через стол полностью, она жестом поманила его к себе, и, когда монах наклонился вперёд, завершила разговор ещё одним мягким и таким долгим поцелуем, что кофе, остававшийся в их стаканах, за это время успел бы совсем остыть.
Со стороны они сейчас, наверное, походили на самую обычную парочку на очень раннем свидании — насколько обычно вообще могла выглядеть парочка, состоящая из Железного Кулака и девушки, вооружённой катаной.
— Мне кажется, этого пока что будет достаточно, — усмехнулась Коллин. Она не стала садиться обратно на своё место и так и осталась полулежать на столешнице, сохраняя между ними минимальную дистанцию. — Но я ещё подумаю насчёт обмена паспортами.
Дэнни был так близко, что она могла чувствовать его тёплое дыхание на своей коже, и от этого мурашки ходили по всему её телу.
Вот ведь странное было дело: до этого дня Коллин, если даже и испытывала к Железному Кулаку нечто большее, чем просто дружескую симпатию, то считала, что могла вести себя достаточно сдержанно в его присутствии, а теперь вдруг оказалось, что всё её мнимое спокойствие и ломаного гроша не стоило. Гормоны продолжали бурлить в крови, и находясь рядом с Дэнни, Коллин ловила себя на мысли о том, как ей хочется к нему прикоснуться: поцеловать или — чего уж там греха таить — заняться с ним сексом, и теперь оставался лишь один момент, смущающий её во всей этой ситуации.
— Постой, что значит "именно так и представлял"? — брови Коллин удивлённо взметнулись вверх. Для человека не лишённого элементарной наблюдательности и толики логики — человека вроде неё, например — эта фраза несла вполне конкретный один-единственный смысл, но мысль о том, что Дэниэл до настоящего времени не имел каких-либо длительных серьёзных отношений с девушками — а они ведь рассчитывали на длительные серьёзные отношения? — никак не желала укладываться у Коллин в голове.
— Ох, только не говори, что тебя никогда не было девушки, — говоря так, она, разумеется, имела в виду "постоянной девушки", а не "девушки в принципе".
— Не-ет, не может такого быть, — теперь всё, в общем-то, становилось на свои места: и постоянная неуверенность Рэнда в общении с ней, и его неуклюжие, хоть и искренние романтические стремления, и откровенно глупые попытки отшучиваться по каждому поводу, касающемуся его отношений с противоположным полом. — Да ла-адно? Серьёзно?
Озадаченная новооткрывшимися подробностями личной жизни Железного Кулака, Коллин плюхнулась обратно на своё место и запустила пальцы в волосы.
— И... Ты же не имеешь в виду, что ты всё ещё... ну... — с надеждой произнесла она и, сделав большие глаза, изобразила руками в воздухе какую-то волнообразную фигуру, жестом заменив слово "девственник". Очень сложно было поверить в то, что какой-нибудь из нью-йоркских красоток до сих пор не удалось затащить Дэнни Рэнда в свою постель. — Нет?

+1


Вы здесь » Marvel: Fear Within » Прошлое » [12.05.2017] I can't help this awful energy, who is in control?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC