08.03.2017
В честь наступления Международного женского дня на форуме стартует особая акция: с 8 по 18 марта все женские персонажи принимаются в игру по упрощённому шаблону анкеты!

22.02.2017
В преддверии наступающего праздника на форуме начинает действовать акция ко Дню защитника Отечества! Все персонажи из команд ЩИТ, Мстители, Стражи Галактики, Громовержцы, а также все злодеи принимаются в игру по упрощённому шаблону анкеты! Акция продлится с 22 по 28 февраля!

12.02.2017
Приближается 14 февраля, и в честь Дня всех влюблённых на нашем форуме стартует специальная акция для всех персонажей, приходящих парами либо в пару к уже принятым! Акция продлится с 12 по 20 февраля!

01.02.2017
В раздел "Сюжет" добавлено новое глобальное событие для всех мутантов: Восхождение Апокалипсиса. Каждый мутант или им сочувствующий может вступить в борьбу с могучим экстерналом.

Marvel: Fear Within

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: Fear Within » Прошлое » [16.09.2016] - Не виноватый я! Он сам пришел!


[16.09.2016] - Не виноватый я! Он сам пришел!

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s8.uploads.ru/t/2kyQt.png

ВРЕМЯ:16.09.2016
МЕСТО:США, Луизиана, Новый Орлеан, Бурбон стрит
УЧАСТНИКИ:Bella Donna Boudreaux, Anna Marie, Remy LeBeau
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: 18+

ОПИСАНИЕ ЭПИЗОДА


Вы в шпионов когда-нибудь играли? Следили за своим любимым? Проверяли его телефон в поисках пикантных СМС-ок? Нет? И правильно! Не повторяйте наших ошибок...

Отредактировано Bella Donna Boudreaux (2017-02-20 14:49:55)

+1

2

Новый Орлеан. Nocturne. Это совсем не то же самое, что ночь. Это nocturne.
Ночью люди спят, города погружаются во тьму, утыканную, как еж иголками, островками света. Ночью люди торчат в клубах, бессмысленно дергаясь под музыку, накачиваются алкоголем в барах. Ночью в подворотнях сидят те, кто ищет легкой добычи, и крысы громче шуршат, потроша и растаскивая во все стороны пакеты с мусором. Ночь в Новом Орлеане грязная, заляпанная человеческими пороками. Тошнотворная, душная, наполненная запахами болот и прогорклого масла.
Nocturne – совсем не то же самое, что ночь. Это звуки блюза и джаза, черные пальцы, ласкающие блестящие бока музыкальных инструментов. Это звуки саксофона и глубокие, сливающиеся с бархатной темнотой голоса…  Это тревожные звуки барабанов вуду, звон многочисленных браслетов танцующих. Яркие юбки мулаток и французский акцент креолов, ароматы курительных смесей, алое молодое вино… Это изукрашенные цветами и яркими лентами плоскодонки, витражи церковных окон, переплетения песен и молитв. Концерты пожирателей огня и фокусников, манящие своей таинственностью лавки колдунов, парад духов и душ, открытые танцевальные площадки… Это любовь, это всепоглощающая ненасытная страсть, перед которой мало кто может устоять.
… Реми мог устоять. Мог, только не хотел. Наверное, ему было это нужно. Или он думал, что ему было это нужно.

Меньше суток назад.

- Профессор, я съезжу в Новый Орлеан. По делам. Можно?
- Возьмешь свою птичку? Или Курта?
- Возьму машину.
Чарльз никогда не говорил «нет». Он не мог залезть Реми в голову, поэтому ответа из разряда «по делам Гильдии» ему всегда хватало. Хватило и на этот раз.
Шельме вроде тоже хватило. Реми предупредил, что уедет в Новый Орлеан на пару дней. И что опять не сможет взять ее с собой... Впрочем, он никогда не брал ее с собой. Просто клялся, что едет не к Белле. Что вообще едет не за женщинами, а по делам. Ну и в карты перекинуться… По возвращению от него не пахло женскими духами, на одежде невозможно было найти чужих волос, спину не украшали царапины, а шею – засосы. Только синяки, похожие на те, которые получают люди во время не очень серьезной потасовки. Шельма могла не переживать – Реми не давал повода. Изо всех сил старался не давать. В общем-то Реми и не врал. Все же он действительно ехал не к женщине. Ну не мог он с некоторых пор изменять Анне Мари с другими женщинами.
Реми завел машину. Выехал за территорию школы, достал мобильник и написал короткое смс. «В полночь у меня».
Было немного стыдно. Немного и недолго. Реми давным-давно научился запихивать совесть куда подальше.
Тихо пиликнул мобильник. Ответное смс с коротким «окей». Реми улыбнулся, качнул головой и вдавил педаль газа.

Сейчас.

- Прекрати курить эту дрянь.
- Прекрати ныть.
- Cher, ты меня бесишь.
- Аналогично. И вообще, вали в душ.
- Сам вали.
- Что, ноги не держат?
- Не твоими молитвами. Ты сегодня не в форме.
- Договоришься когда-нибудь, Гамбит. Ой, договоришься. Я в отличной форме. Скажи «да», и тогда я тебя прощу.
- Oui. Только заткнись уже.
Реми выхватил из пальцев Бандита сигарету и перекатился на спину. Он терпеть не мог эти вот «полежать после секса», которые почему-то так нравились Тэйлору. Одно дело – лежать, прижимая к себе влюбленную в тебя женщину. И совсем другое – валяться рядом с этим… С этим. Но приходилось терпеть – Реми было отчаянно лень шевелиться. Все тело ныло, ломило поясницу, и если чего и хотелось, так это массажа и чашки крепкого кофе.
Если бы Реми попросил, Бандит бы принес. Но Реми подобные просьбы считал чем-то ниже своего достоинства. Поэтому отнимал у любовника одну сигарету за другой, используя вместо пепельницы стакан с недопитым виски.
- Может еще раз?
Реми покосился на черную лапищу, переместившуюся с простыни на его бедро, затянулся и медленно выдохнул.
- Неа, cher. Тебе пора. К Белле.
- Ты вообще нормальный? Я сказал, что на всю ночь в казино.
- Ну тогда еще раз. Только без извращений, у меня уже спина болит.
Спать с любовником бывшей жены… Реми и сам от себя не ожидал. Просто так получилось.  Как именно, Гамбит сам не знал – Тэйлор был не в его вкусе. Реми нравились красивые ухоженные женщины, в идеале богатые и хотя бы чуточку порочные. Реми не нравились большие перекачанные негры с дредами на голове и толпами тараканов в оной. Просто так получилось.
Потянувшись до хруста в суставах, Реми отправил докуренную до фильтра сигарету в стакан и выудил из-под подушки еще один презерватив.  Небрежно кинул его Тейлору, а сам перевернулся на живот, утыкаясь лицом в подушку. Они никогда не баловали друг друга особыми прелюдиями и тем более лаской. Как-то это все автоматом откладывалось до лучших времен для любимых женщин. А у них был просто секс.
… И все же Бандит был отвратительно тяжелым.

+3

3

За несколько часов до...

-Сегодня буду поздно, ложись без меня.
-Проблемы?
-Да нет. Просто работы накопилось. А вечером в казино. Ты ведь знаешь, это не быстро. Чтобы развести на приличную сумму нужно время.
-Ладно. Только от подробностей избавь.
Сказать по правде, ей было глубоко плевать, где он и с кем. Лишь бы не с другой женщиной. Любовью между ними даже не пахло, это факт, однако, было доверие и была верность. По крайней мере, с ее стороны. Вдобавок к этому, Белладонна была жуткой собственницей. Похлеще любого мужика. Я, мне, моё - вот ее три любимых слова. Три кита, на которых держатся отношения с противоположным полом. Так она себя поставила. Это никакая не тайна, а всем известная истина. И если уж ты забрался в постель к этой крошке, то будь любезен отказаться от всех остальных. Иначе она без малейшего зазрения совести нашпигует твои яйца свинцом, пока те не отвалятся под тяжестью собственного веса. К несчастью, Тейлор об этом забыл.
Мобильник на комоде завибрировал, после чего на экране высветилось короткое, но довольно ёмкое сообщение. «В полночь у меня»... Номер неизвестен. А вот цифры, почему-то знакомые... Еще через мгновение экран потух.
-Как интересно... - еле слышный шепот донесся до ванной, но звук льющейся воды до безобразия исказил содержимое фразы.
-Ты что-то сказала?
-Телефон... - коротко ответила Белла, стараясь ни коим образом себя не выдать. Неужели снова? На одни и те же грабли... Один предатель, и ты такой же? Ничего, я тебя научу родину любить.
- До завтра, дорогая. Мокрые теплые губы коснулись виска. Странное ощущение. Раньше такого не было. Противно.
-Угу.... - сквозь сжатые губы произнесла в ответ блондинка. Едва захлопнулась дверь, и бокал с недопитым вином был раздавлен одним лишь усилием руки.
-Кобель похотливый... Особняк Гильдии в другой стороне! Казино, кстати, тоже!

Сейчас

Вот уже около часа она наблюдала, а он все не выходил. Свет зажегся в тех самых окнах, на втором этаже дома, в комнате с темно-синими шторами. Он даже подходил, выглядывал из-за них, смотрел на улицу...
Ты на самом деле такой смелый? Или просто дурак?
Как ни странно, припаркованный на противоположной стороне улицы черный ягуар не вызвал у него подозрений. Белла и не думала прятаться. Да и смысл. Зачем? От кого? А вот парень о собственной шкурке должен был позаботиться, если, конечно, в его котелке хоть что-то варится. Он шел прямиком к намеченной цели, ни разу не оглянулся, не остановился, и уж тем более, не заходил никуда по пути. Странно. Неразумно. Даже наивно. Нет, тут другое слово просится. Безрассудно.

Еще 15 минут ожидания.

Нервы словно сжатая пружина. Все, хватит! Пора заканчивать этот цирк!
Две полных обоймы внутри, еще четыре с собой. Должно хватить. Рardonne-moi, mon cher, но ноги об себя вытирать я не позволю.
Блондинка неслышно поднялась по лестнице и остановилась возле двери. И только она потянулась ключом к замочной скважине, как двери лифта распахнулись...И вышла из него...
-Шельма??!!

Отредактировано Bella Donna Boudreaux (2017-02-22 08:41:21)

+2

4

Женщине можно миллион раз признаться в любви, но не усыпить ее бдительность. А еще можно признаться ровно столько же раз, но она все равно будет спиной чувствовать, что что-то происходит, где-то и в чем-то ее обманывают. И вроде все хорошо, никаких чужих волос на рукавах и губной помады на воротнике, нет... А что-то червячком шевелится и кусает за мозжечок.
А может, это просто неуверенность в себе? Ну да, как скинуть с высоты птичьего полета кого-нибудь из Братства - так уверенности через край, или Стражу шею свернуть - проще простого, рассказать окружающему миру про пешие туры нахрен - дело трех секунд. Шельма мало кого когда боялась обидеть или задеть, вереница врагов ползла за ней всю жизнь, подумаешь, ну что с того, что их станет на одного-двух больше? Нет, случались редкие исключения, когда враги переходили на сторону приятелей, но и тут южанка не стремилась как-то следить за речью. Не обидятся.
Но одно дело - просто окружающий тебя мир, а другое дело - ты сам и твои любимые тараканы, неуверенность в себе, отдающаяся эхом на кончиках пальцев, укутанных плотной тканью перчаток. Можно трижды сказать миру, что он не прав, но избавиться от генетического проклятья нельзя так просто. А искать какие-то способы Шельма просто уставала уже. Никакого контроля, только больше нервов тратилось. И вот именно этот аспект мешал ей расслабиться и не обращать внимание на того самого маленького червячка, который подтачивал ее изнутри и твердил, что ее сверхсила - ничто, пшик и пустой звук, если она не может жить, как все нормальные люди. Пшик - и вот спина опять чувствует, что сердце начинает наполняться ревностью.
Не могла Анна этого отрицать, ее эмоциональная натура головой прекрасно понимала, что нормальные человеческие отношения ей не могут светить на полную мощность всеми прожекторами, от этого становилось противнее, поэтому сцены ревности Реми она старалась не закатывать на столько часто, на сколько могла бы. Не стоило оно того иной раз, что она может? Только взбеситься, он же не виноват в том, что поворачивается на юбку, как любой нормальный мужчина. Или виноват? Виноват, раз говорил, что любит ее.
Голова шла кругом, она не хотела быть ревнивицей, но не могла ей не быть в силу обстоятельств. Возможно, жизнь бы женщины стала полегче, убеди она саму себя в том, что это все ерунда в разрезе всего мира и всей жизни, что не стоит обращать внимания, что она ничего не исправит своими эмоциями и, как говорится, если человеку надо - он будет изменять так, что другие не узнают.
Но эмоции в тот день опять победили разум. Ведь он снова уезжал в свой родной город. И снова один. И снова отговорки, да, дела, дела, а там увидеться с кем-то, перекинуться в картишки, выпить... Мозг дорисовал картинки совсем уж не приятные, состоявшие из разного рода женщин. Боже, о чем может идти речь, если это не просто какой-то захудалый городок, где на все население две тюрьмы и церковь? Это же - Новый Орлеан. Кто ни разу не видел этот город вечером изнутри - тому никогда не понять, что словосочетание "обоснованная ревность"- это вовсе даже не женские психи, а просто логическая цепочка, выходящая из мысли про этот город. Это даже не Вегас.
Она лишь в шутку фыркнула, что он волен делать все, что угодно, лишь бы это никак не затащило в его постель Беллу. Любая девица из бара, лишь бы не бывшая супруга. Дурочка-простушка, роковая красотка, кто угодно, лишь бы не глава Гильдии Убийц. Просто потому что нет. Он посмеялся, уверил, что с Беллой это никак не будет связано. И уехал. Один. Опять.
Уехал. А червячок остался точить южанку. Подтачивал на столько сильно, вкладывал в голову такие несуразные мыслишки, что в один прекрасный момент, несколько часов спустя, она просто махнула рукой, чертыхнулась и, мимоходом предупредив Профессора, села в машину и уехала. Дорогу до города ей подскажет навигатор, а уж на месте она разберется...

Спустя сотни километров, Анна наконец-то достигла границ Нового Орлеана, останавливаясь у какого-то придорожного кафе и выходя за стаканчиком кофе. Она окинула взглядом лежащий впереди город, утопающий в огнях и не стремящийся подчиняться начинающейся осени. В воздухе витал тот самый сладкий, теплый и влажный аромат юга.
Что-то она зачастила в эту сторону за последние несколько месяцев. Как бы в привычку не вошло.
Не смотря на все тепло сентября, она натянула на полосатую голову капюшон, поблагодарила за кофе и тронулась дальше, прикидывая, где бы она могла найти своего благоверного так, чтобы не разнести ненароком пару зданий в центре города? Вариантов было не много: позвонить и елейным голоском поинтересоваться, где он, а то "я так скучала, так скучала, что аж приехала", а можно было, как идиотка, прочесывать одно заведение за другим, да, в стиле домашних клуш, которые устраивают охоту за мужьями-гуляками. Варианты так себе, откровенно говоря. Последний был на грани фола: она знала, где находится его здешняя квартира. Стоило доехать туда, а там будь, что будет. В критической ситуации - прикинется лапушкой, похлопает глазками, расскажет то самое "так скучала, так скучала..."
Допивая на ходу кофе, она поднялась на нужный этаж на лифте и, когда двери открылись, чуть не поперхнулась остатками молочной пенки:
- Белла?!
Этот город слишком тесен для них двоих, это они уже выяснили давно. Слишком уж часто две фурии пересекаются на одной территории. Словно магнитом тянет всех друг к другу, страшно подумать.
- Какого черта, красавица? Не то, что б я не сильно рада тебя видеть, но после наших встреч у меня голова кругом идет каждый раз,- Стаканчик полетел в мусорное ведро, врезаясь в какие-то стеклянные бутылки и засохший букет. Не то, что б ее сильно нервировало присутствие Белладонны, но, по крайней мере, она была здесь, по этому сторону двери. Хоть и со своими ключами. К слову о ключах, - Ты туда или оттуда? Если туда, так у меня есть универсальная отмычка, - южанка агрессивно ухмыльнулась, поднимая кулак на уровень их с блондинкой лиц. Если эту крошку-убийцу там ждут - будет неловко. Если не ждут... Будет любопытно.
Впрочем, зачем было терять время, если им обеим нужно попасть внутрь?
- Даже две, - добавила женщина, пинком вышибая дверь. Пластик, дерево, антивандальное покрытие, все это вместе с коробкой, петлями и остатками стен смялось под ногой и влетело в полумрак коридора, оставив в воздухе неприятную взвесь строительной пыли и, кажется, перебудив всю округу. - Прошу, - она шутливо махнула Белле рукой.

Отредактировано Anna Marie (2017-02-22 14:11:26)

+2

5

- Медленне! Fils de pute! И не наваливайся!
Гамбит с сожалением подумал о том, что надо было попросить Тейлора собрать дреды в хвост. А то эти волосатые змеи при каждом движении Бандита покачивались, касались обнаженной кожи, скользили от плеч до лопаток и обратно. Было щекотно, и это отвлекало. А отвлекаться во время секса Реми терпеть не мог. Тем более не в данной позиции, когда решал не он.
Секс с мужчиной – совсем не то, что секс с женщиной. С женщинами проще. Женщин можно и нужно любить. Секс с женщиной – это как танец. Все внимание ей. Главное сделать хорошо ей. Свести ее с ума, сделать так, чтобы она забыла обо всем на свете, кроме наслаждения. Только тогда женщина сможет сделать по-настоящему хорошо тебе. Те мужчины, которые искренне считали, что достаточно просто вставить и подергаться, с точки зрения Реми были абсолютно неизлечимыми идиотами. Чтобы просто вставить и подергаться было достаточно зайти в соответствующий магазин и купить там нужную силиконовую дырку. А женщины… Женщины способны отправить тебя в рай только тогда, когда они тебя не просто хотят, но и любят. Пусть недолго, пусть только в постели, но любят. И Реми делал все, чтобы его любили, и помимо горячего дыхания срывал с влажных губ те эмоции, которые превращают оргазм из банальной физиологической реакции в нечто невообразимо большее.
Секс с мужчиной – это как экшен с элементами стратегии. Неважно, имеют тебя или имеешь ты, главное – не унизить любовника. А это невероятно сложно, потому что мужчинам свойственно доминировать. И если в случае с женщиной жажда доминирования не оскорбляет, а лишь добавляет ненасытности и страсти, то с мужчиной… Наверное, именно поэтому Реми предпочитал, чтобы имели его. Он при всем желании не мог считать секс с тем, кто его хочет, унизительным. Спасибо эгоизму. Реми никогда не страдал мыслями на тему «ах, меня членом лишили чести и достоинства, превратив в бабу». Реми предпочитал нечто из серии «я настолько хорош, что на меня встает даже у мужчин». Ну а сравнения с женщинами он и вовсе не считал оскорблением. Потому что очень, очень любил женщин.
С Бандитом он спал, правда, не потому, что тот разделял его мысли на тему секса. Они об этом вообще не говорили. Просто Бандит его устраивал в постели. Любовником он был пусть и грубым и несколько примитивным, зато трахался с полной самоотдачей. И габаритами обладал вполне достойными. И, что немаловажно, отлично умел отделять постель от всего остального. В постели они оба слегка ехали с катушек, а вне оной… Вне оной был просто иксмен Гамбит, фанатично влюбленный в Шельму. И был член объединенных Гильдий Бандит, любовник и правая рука Главы Беллы. И оба этих человека не имели ничего общего, тем более каких-то там чувств друг к другу.
Это было удобно.
… Черные пальцы сжали рыжие волосы – Реми послушно запрокинул голову. Горячий влажный язык прошелся по коже за ухом.
- Прогнись сильнее.
Реми прогнулся. Тейлор оставил в покое его волосы и наконец-то приподнялся, перенося немаленький вес своего тела на руки. Реми облегченно выдохнул, потерся небритой щекой о простынь и не без труда встал в коленно-локтевую. Тейлор тут же качнулся назад, вцепился своими лапищами в бедра и дернул Реми на себя.
Было хорошо. Можно было просто закрыть глаза и наконец-то ни о чем и ни о ком не думать. Тело от напряжения дрожало, Реми откровенно вело и он даже позволял себе иногда тихо стонать. Тейлора это заводило. Настолько, что Реми даже не требовалось беспокоиться о своем удовольствии – Бандит под конец всегда ему дрочил. Кончить без этого у Реми не получалось. Был бы он геем и подставляйся чаще, может, и получилось бы без рук. А так приходилось ждать, пока любовник соизволит распустить свои лапы.
Использованный презерватив закончил свою короткую жизнь в мусорке. Бандит ушел в душ первым – Реми требовалось время, чтобы немного очухаться. Совместную ванну они не принимали – не позволяли габариты этой самой ванны. Да и обстановка в данной квартире была почти спартанская, не настраивающая на нужный лад.
- У тебя закончилось мыло.
- Я не думал, что ты такой чистоплотный, cher… Белье смени. На этом я спать не буду.
- Сменю, но с тебя завтрак.
- Договорились.
Реми, само собой, готовить не собирался. Готовка – это для друзей и любимых. Но сегодня в виде поощрения Гамбит был согласен поступиться правилами и позвонить утром в службу доставки пиццы. Чем не завтрак?
Одеванием после душа Реми себя не утруждал. Обмотал вокруг бедер полотенце, вернулся в спальню. Поморщился, открыл окно – слишком душно было, да и пахло сексом, а третий раунд он согласен не был.  И только потом завалился на застеленную свежим постельным бельем кровать.
- Подвинься. – профилактически пнув любовника под коленку, Реми отвоевал себе большую часть жизненно пространства. Чиркнула зажигался, губы привычно обхватили сигарету. Поясница ныла, задница болела, следы укусов и места будущих синяков слегка чесались. Все как обычно.
… Воцарившуюся тишину и идиллию нарушил адский грохот. В приоткрытую дверь спальни ворвалось облако бетонной пыли. Рефлексы у них обоих, видимо, работали лучше мозга, и уже через пару секунд Реми, придерживая одной рукой сползающее полотенце, стоял в защитной стойке напротив двери, сжимая в свободной руке мерцающие алым карты. Бандит стоял слева, вытянув вперед окутанную электрическими молниями руку, стиснутую специальной перчаткой. Сразу видно – иксмен и член Гильдии, одного поля ягоды. Дружно между штанами и оружием выбрали последнее.
Реми ожидал чего угодно. Нападения Таноса и Апокалипсиса верхом на единорогах, обиженных мафиози, которых он обставил в покер. Владельца дома, которого достал злостный неплательщик коммунальных услуг… Но он не ожидал увидеть их.
Анна Мари и Белла.
- Э… Bon nuit, mes charmantes… Шельма, милая, мне казалось, что ты научилась соизмерять силу, когда стучишь в дверь… ничего страшного, тут все равно давно пора ремонт делать, - спрашивается, ну кто за язык тянул? Судя по короткому стону Тейлора, последний жалел, что не закупил в свое время кляп. Сейчас он был бы очень кстати. – Белла, а ты просто в гости?
- Это не то, о чем вы думаете!
- Нет, это то, о чем вы думаете. Ты вообще дебил? Они не дуры, между прочим, - Реми кинул на Тейлора нечитаемый взгляд, вздохнул и попытался состроить виноватое выражение лица. Но карты не убрал – чай, не самоубийца. – Но это…ну… ничего не значит. Честно.

+3

6

-Белла?! Вот уж кого она действительно не ожидала здесь увидеть, так это красавицу-южанку в желто-зеленом трико. Доселе она Новый Орлеан своим присутствием не жаловала. И вдруг, ни с того, ни с сего? Что заставило ее покинуть свое теплое гнездышко в Нью-Йорке и снова насладиться кваканьем лягушек в местных болотах? Их последняя встреча, хоть и не закончилась третьей мировой, воспоминания о себе оставила не радужные. Один только сломанный нос чего стоит! Ну, ладно хоть одна, без съемочной группы программы "Измена"... Интересно, она в курсе, чьи это хоромы?
-Вот теперь я в полном недоумении, дорогая... Каким ветром? Да, Луизиана явно каким-то странным медом намазана, раз ты так сюда рвешься... Ну, может не мёд, может магнит какой зарыт, а? Ну что? Что вам всем тут надо????? Мать вашу, дайте пожить спокойно!!!
-Туда-туда....Ну что ж, догадка верна, Мари знает, в чью дверь собирается постучать. Неужели Реми настолько неосмотрителен, что выдал свой запасной аэродром? Что-то не сходится,  - Так, я соображаю быстро, но, видимо, недостаточно... Если ты здесь, то за этой дверью.... Реми? и....Доньель? Сначала хотелось войти тихо, не привлекая лишнего внимания, но теперь, учитывая обстоятельства... Хрен с ними, с соседями (если, конечно, они тут есть).
-Развлекайся, детка! Дружественным и немного театральным жестом Будро уступила место Шельме, а сама, тем временем, прикрутила к стволам глушители. Шум-шумом, а вот выстрелы слышать соседям ни к чему. А то еще копов вызовут.
Дверь из стены вырвало вместе с коробкой, а коридор, в который они синхронно шагнули, стал больше напоминать пещеру... оригинально, свежо, современно, но, что-то подсказывало, скрывающиеся внутри голубки столь бесцеремонное начало ремонта не оценят. Оставалось всего ничего, пару шагов до спальни... Тишина настораживала и даже резала слух. Не слышно было ни визга, ни воплей... ни бешеного топота как минимум, пары женских ног... Будь она сама в подобной ситуации, вряд ли бы стерпела такое молча. Разум, как мог, кричал: ОСТАНОВИСЬ, ДУРА!!!!! Без толку. Изящная ножка в красной туфельке перешагнула порог и ... И дальше не захотела. Остановилась как вкопанная. Голубые глаза заметно округлились, брови поползли наверх. Двое мужчин, "на низком старте", в одной руке полотенце, а в другой "оружие"... А где???...И только теперь до нее доехало...
- Твою-то мать...
Картина маслом...
Белладонну никогда в жизни так не унижали. Ее растоптали, уничтожили, вытерли ей пол. Снова. Снова измена, снова боль...снова там, где уже отболело...затянулось, зажило... Или, ей так казалось? Снова предательство. И предает снова он...
Чтоб я сдохла!
Только спустя пару секунд дар речи вернулся.
- Мари, дорогая, ты только полюбуйся! Это же знакомые нам лица! Заходи-заходи, тут все свои.... Лицо нужно было сохранить в любом случае, и потому она не подала виду. Хорошо смеется тот, кто смеется последним! Оба были на прицеле, одно неверное резкое движение или слово...
–... Белла, а ты просто в гости? Нервы у Белладонны были стальными. Вывести из себя ее практически невозможно. Не смотря на то, что она сейчас увидела, голос нисколько не дрожал. Алые, нервно сжатые до этого, губы обнажили белозубую улыбку. Тейлор точно знал, эту змею в черно-красном наряде дразнить не стоит. Тормозов у нее нет. Только ручник. И если его сорвать...
-Руки опустили, оба! Поверьте, пуля летит быстрее ваших зарядов. На данном этапе это была настойчивая просьба, которую Бандит, хоть и нехотя, но удовлетворил.
- Это не то, о чем вы думаете!
- Еще шаг - и в голове скворечник! Теперь оба ствола смотрели в сторону Тейлора.
-Хорошо-хорошо....Белль... Тихо, прошу тебя.
- И давно?
- Что?
-...у вас?
- Ну... - впервые Бандит замялся, не мог найти слов. Да, наверняка, под таким жаждущим крови взглядом, мыслительный процесс сбавлял скорость, только расценено это было как очередная уловка или того хуже, насмешка. Стесняться в выражениях Будро не стала.
- Я вопрос задала, а ты, мразь поганая, обязан на него ответить!
- Да ты..!!! На свое несчастье, Тейлор дернулся. Сработал рефлекс. И не только у Беллы. Перед самым выстрелом, Шельма, возможно, нечаянно, задела блондинку локтем. В результате, пуля попала парню в бедро, отклонившись от цели на пару-тройку сантиметров. Какая досада!Пуля прошла навылет, зацепив лишь мягкие ткани и мелкую артерию.
Послышался отборный мат, сквозь него удалось разобрать лишь одну фразу Шельмы.
-Ну ты меткая...Белла бросила в ее сторону короткий недоумевающий взгляд.
-О чем ты? Я промазала!
Сделав пару шагов вперед, блондинка скинула кожаный плащ на кресло, а затем резко повернулась и отвесила Гамбиту, очень увлеченному разговором с Анной, весьма сочную пощечину. С ноги.

+2

7

Вот, что было странно во всей этой ночи: Белла тоже выглядела несколько озадаченно и явно готовилась к теплой встречи, пока прикручивала глушители к пистолетам. Анна на долю секунды выгнула бровь в немом вопросе, но решила, что убийце все-таки виднее, что и как. Может быть она просто чувствовала себя так в большей безопасности, или это ей предавало еще большую уверенность в себе и своих силах? Черт ее знает, что на уме у блондинки Шельма понимала слабо, и то - скорее в силу женской интуиции и когда-то украденного разума. Она пожала плечами, как бы говоря: а, делай, как хочешь.
Они перешагнули через дверной проем, вернее - через то, что им когда-то было, тихо, не привлекая лишнего внимания, они и так нашумели сверхмеры. Хотя, было в этом что-то такое оторванное, что-то безрассудное, что очень соответствовало настрою двух южных женщин с непростыми характерами. Тихо. Очень тихо, только осколки бетонной крошки падают за их спинами, отваливаясь от основной массы. Главное, чтобы ее догадки о местоположении мужчины не подвели ее, но, раз тут еще и Белла, сомнений в правоте не было: сейчас они увидят нечто любопытное. Мысленно Шельма взмолилась, что готова к любой незаконной деятельности, лишь бы не очередная красотка, запутавшаяся в сетях этих алых глаз. Какой еще "Доньель" - она не поняла. Имя для нее ничего не значило. А может они опять там пытаются поделить свои Гильдии и она серьезно не вовремя?
Все оказалось куда хуже. В разы. На столько, что она затормозила на входе в комнату, чуть было не влетев в плечо Беллы, и открыла рот от удивления. Хотелось грязно выругаться, так вот, в стиле Логана, смешав воедино всех чертей, задницы и крайнюю степень собственно удивления.
- И... действительно, - она хлопала глазами, стараясь придумать любое оправдание происходящему тут действу. Но двое голых мужчин, которые целились в них сейчас наводили на очень узкий круг мыслей. Не могли ж они тут в карты друг другу продуть все, нет? Или так горячо спорили, что стало жарко? Да бред, бред сивой кобылы,  нельзя быть на столько глупой, чтобы поверить в такие предположения.
- Что? - Сжала кулаки и наклонила голову к плечу, щелкая пальцами и глядя креолу в глаза, - Соизмерять, говоришь? Момент не подходящий, мне кажется. А вот с ремонтом помогу с радостью, пары окошек тут явно не хватает. Как раз на два броска.
На второго она старалась не обращать внимания, он ей был не интересен в этот момент. Сама ситуация казалась не то абсурдной, не то подстроенной, не то просто пути во вселенной так сошлись, что вот они вчетвером тут стоят и смотрят друг на друга. Белладонна, напротив, кажется, понимала немного больше, узнав темнокожего здоровяка, который что-то пытался ей сказать в свое оправдание. Но у обеих, вероятно, в ушах шум стоял от адреналина.
- Это не то, о чем вы думаете!
- Еще шаг - и в голове скворечник!
- Я бы с ней не спорила, - Шельма насупилась и сцепила руки на груди, стараясь в оба глаза смотреть за действиями мужчин. Кто бы мог подумать! Такая нелепая ситуация, так анекдотично все, но страшно не смешно. Глупо, противно осознавать, что они как раз-таки тут не в картишки перекидывались под пивко. А о чем еще можно подумать, увидев их в таком виде, посреди ночи, тайно ото всех закрывшихся в квартире? - Это вообще, кто?! - Она наклонилась к блондинке, случайно задевая в именно в тот момент, когда Белла не сумела договориться со здоровяком о режиме молчания и раздался выстрел. Пуля прошла на вылет, вцепившись сначала в ногу, разрывая мышцы и вынося с собой фонтан крови и мяса, а затем со всем этим добром врезалась в бетон под подоконником. - Уффф, ну ты меткая, - присвистнула Шельма, пока здоровяк свернулся пополам, цепляясь пальцами за ногу в попытках остановить кровь. Ничего страшного в ранении не было, кроме отборного мата, от которого уши сворачивались в трубочки даже у видавшей всякое южанки. Прижать полотенцем и потом добраться до мало-мальски грамотного ветеринара и дело в шляпе. К хирургам таких козлов пускать не хотелось. Слишком много чести.
Пока здоровяк материл на все лады всех родственников блондинки, чем выкапывал себе могилу, в этом Анна не сомневалась, с нравами Беллы она уже познакомилась на личном опыте. Какое-то время еще все болело, но это когда было?... Ах, да. Пару недель назад все зажило, да. Так пока он рычал что-то на адской смеси языков, женщина повернулась к креолу, притопнув ножкой.
- Честно?! Честно "не то, о чем мы подумали"? "Ничего не значит"?! Ты себя слышишь, Реми?- Она всплеснула руками, схватила влажное полотенце, валявшееся около кресла, и кинула его в Гамбита, - Боже, да прикройся! Не так я думала увидеть тебя в таком... виде, - Злость и обида подкатывали к горлу. Ревность опять костлявой лапой хватала за шкирку южанку, тыкая ее носом в любимую игру "возненавидеть себя еще раз, ведь ты, черт побери, недотрога, ты никогда не сможешь оказаться в этих руках в отличии ото всех остальных!" - Раз это ничего не значит, так какого хрена тут происходит? О поэзии говорите в перерывах, да? Или о немецкой философии? Решаете дела Гильдий, может быть? Простите, что прервали!
Она схватилась за голову руками, чуть не взвыв от эмоций, переполняющих голову, от обиды, отчаяния и желания закрыть глаза и проснуться дома, в темноте комнаты. Развернувшись на пятках и сделав пару резких шагов в сторону выхода, она так же резко вернулась обратно.
- Я уже согласна была увидеть тут всех шлюх Нового Орлеана, плевать, я бы поняла, но... Он?! Кто он вообще такой?
Звонкий шлепок и глухой удар. Тонкая ножка в красной туфельке опустилась на пол резко, в этом и была вся Белла, Анна хмыкнула, покачав головой:
- Жалеть не буду, заслужил.
А вот добавить хотелось. Не смотря ни на что, не смотря на то, что сердце подорвалось в момент пощечины, она прекрасно себя сдерживала. Разум побеждал, подтверждая, что методы Беллы гораздо ласковее и приятнее ее собственных.

+2

8

Мысли в голове были. На чистейшем французском. И поэтому исключительно матерные. К счастью, у Реми хватило мозгов и чувства самосохранения, чтобы их не озвучивать.
- Руки опустили, оба! Поверьте, пуля летит быстрее ваших зарядов.
- Белла, Cherie, спокойней…
«Оружие» Реми действительно опустил. Медленно и осторожно положил карты на кровать и чуть-чуть сдвинулся с линии огня. Не сказать, что он так боялся пистолетов – увернуться от пули на таком расстоянии он не мог, но вот превратить смертельный выстрел в легкое ранение – вполне. Но лишних дырок в организме не хотелось.
Но еще больше Беллы Реми переживал из-за Анны Мари. Шельме пистолеты были не нужны. Да и характер у нее был более взрывной – Белла выходила из себя сразу, и «платила по счетам» на месте. А вот Шельма могла копить, копить, копить… А потом одним щелбаном снести голову к чертям собачьим. И то, что она молчала, Реми действительно пугало. Надо было ее как-то… отвлечь?
Пользуясь тем, что Белла уделяла все свое внимание (оба ствола, точнее) Тейлору, Реми ушел с линии огня окончательно и с опаской приблизился к Анне Мари.
-…Соизмерять, говоришь? Момент не подходящий, мне кажется. А вот с ремонтом помогу с радостью, пары окошек тут явно не хватает. Как раз на два броска.
- Chou-chou…
- Это вообще, кто?!
- Ну…
- И давно?
- Что?
-...у вас?
- Я вопрос задала, а ты, мразь поганая, обязан на него ответить!
- Да ты..!!!

- Merde!
Реми, не ожидавший, что Белла выстрелит, чуть было не подпрыгнул. Сердце предательски екнуло, по спине пробежал холодок, а глаза, выдавая нервное напряжение, еще ярче засветились алым. Реми кинул короткий взгляд на Тейлора, убедился, что тому ничего важного не отстрелили, и что умирать любовник не будет, и несколько успокоился. И, как просила Шельма, прикрылся. Хотя он предпочел бы все же не полотенце, а хотя бы белье.
- Не так давно. Меньше года. Всего шесть встреч было, эта – седьмая.
Видимо, зря он подал голос. Белла мигом переключила внимание, и Реми… Прилетело. Хорошо так прилетело – повезло, что в это время он открыл рот, дабы продолжить отвечать на вопросы. Иначе бы пары-тройки зубов точно лишился. Ну а так лишился всего лишь шлепнувшегося на пол полотенца. Причем полотенце шлепнулось с гораздо более смачным звуком, нежели сам Реми, умудрившийся все же выставить вперед руки.
Разумнее было, конечно, не вставать. Но сидеть голым задом на паркете было как-то не приятно. Поэтому Реми решил, что если умирать, то с музыкой. Поэтому не только встал, но и, сцапав валяющееся рядом с кроватью белье, быстро натянул трусы. Дышать стало сразу несколько легче. Но было бы еще легче, если бы ему позволили натянуть одежду, шлем, бронежилет, сапоги и воротник. Но, увы… Mademoiselle Fortune продолжала демонстрировать свою весьма аппетитную, но все же попку, а не учтиво протягивала ручку.
- Chou-chou… Это – Тейлор, - Реми ткнул пальцев в притворяющегося ветошью Бандита. – Он ее, – на этот раз Гамбит указал на Беллу, - Любовник. Ну и… Ну и, получается, что… как бы… и мой тоже.
Говорят, что лучшая защита – нападение, но не в этом случае. Правда, и оправдания милые дамы точно слушать бы не стали. Надо было просто пояснить. И, видимо, пояснить честно. И, видимо, самому, потому что Тейлор точно решил поиграть в партизана.
- Всех шлюх Нового Орлеана? Поняла бы? – Гамбит горько усмехнулся и покачал головой. – Не поняла бы. А я не могу, Cherie. И не могу и не хочу с другими женщинами, потому что хочу с тобой. Я на их месте тебя вижу, и тогда вообще тошно. А его… - Реми кинул взгляд на Тейлора и снова усмехнулся, - Даже моя бурная фантазия тобой заменить не может. Я пробовал вообще без секса… Не получилось. Мне показалось это... решением проблемы.
Так себе было пояснение. Реми не мог этого не понимать, но по крайней мере он не соврал. И эта дикость в его случае имела под собой все основания… Ну, раньше точно имела.
- А что касается Тейлора, Белла, - Гамбит перевел взгляд на вторую разъяренную фурию, - Ты просто ему редко даешь. А я умею соблазнять. В том числе мужчин. Кстати, в первый раз я не знал, что он твой любовник. Мы просто напивались в одном баре.
Реми прекрасно знал, что сейчас еще раз огребет от Беллы. И что Тейлор огребет как минимум за то, что не только изменял, но и рассказал, так сказать, об их с Беллой проблемой «воздержания».
- Еще вопросы?

+2

9

Они вместе...почти год... Охренеть!!! У меня под носом! Да, мадам, дожила ты... Твоего мужчину увел другой мужчина... Как в анекдоте, честное слово. Приходит жена с работы и застает.... Господи, прости!
Эмоции просто переполняли. Было два способа их выплеснуть. Первый, то есть надавать по шеям, должного эффекта не произвел, один черт плохо, может хоть второй поможет, выговориться?
- Это вообще, кто?!
-Chou-chou… Это – Тейлор. Он ее любовник. Ну и… Ну и, получается, что… как бы… и мой тоже.
Вопрос Шельмы, впрочем как и пояснения Реми, Беллу не совсем удовлетворили. Требовалось довольно весомое уточнение.
- Бывший любовник. А ещё покойник. В перспективе новоявленный! От злости даже зубы скрипели, когда соприкасались. Она с трудом держала себя в руках. Тейлор тем временем кое-как перетянул рану и пытался встать, одновременно слушая, а местами комментируя исповедь Гамбита.
- Если уж на чистоту, то восьмая. Месяц назад я не пришел на похороны Мариуса, помнишь? Ну, ты сама понимаешь... - бросив немного виноватый взгляд в сторону ЛеБо, парень наконец-то встал, - Честно, так честно.
Белладонну словно поразила молния. Значит, в тот самый миг, когда она рыдала на плече Жан-Люка...В тот самый день, когда они с Шельмой едва друг друга не убили...Эти двое тут развлекались??!!
-Убирайся вон! Или я тебя в прах превращу.... У тебя десять секунд.
-Ты спятила?
-Девять... - рука тем временем генерировала плазменный заряд.
Больше тупых вопросов с его стороны не последовало. Как только мог быстро, он похромал к выходу. Не стоит испытывать судьбу.
Как же хотелось кинуть этот шар в спину! Господи!!! Как же хотелось... Разум уже готовился отплыть к дальним берегам, как вдруг..."якорь" помешал.
- А что касается Тейлора, Белла, ты просто ему редко даешь. А я умею соблазнять. В том числе мужчин. Кстати, в первый раз я не знал, что он твой любовник. Мы просто напивались в одном баре. Еще вопросы?
- Один! -Блондинка демонстративно подняла вверх указательный палец, - Зачем? Ты каждый раз приезжаешь в Новый Орлеан, чтобы оскорбить меня! Мокнуть меня в дерьмо, и как можно глубже! - Блондинка постепенно повышала голос, -Ты гадишь везде, куда ступает твоя нога. Я, милый мой, в нем уже захлебываюсь, убирая за тобой каждый раз.  Я не мать Тереза! Мое ангельское терпение не безгранично, и чаша его почти полна! - Громкий удар кулаком по столу только подтвердил ее слова, огромный сгусток в кулаке раскололся на множество частей, которые тут же разлетелись по комнате, и ждали своего часа. Как маленькие бомбы ждут нажатия кнопки на детонаторе, - Заполнена уже вот до сюда! - Правая рука провела линию поперек шеи, -А как дойдет до сюда, - ...и резко передвинулась на уровень глаз, - я плюну на все и убью тебя! Доведенная до края фурия метнулась к креслу, куда несколько минут назад бросила одежду, -Тебе жить надоело? Хочешь умереть? Я с удовольствием помогу. Как говориться, вскрываемся, господа! -Мельком взглянула на Шельму, - Простите, и дамы! -Из кармана плаща убийца достала DVD-диск с надписью "Белладонне", - Узнаешь, mon amour? Это подбросили мне под дверь две недели назад. Ооочень интересная видеозапись! Не видела такую, Анна? Наверняка не видела. Сказать, почему? Потому что второй экземпляр наш картежник предусмотрительно стянул из твоей комнаты. С женщинами он не встречается...Чушь собачья! Врешь как дышишь!
Поместье Пенроуз. Помнишь такое?

Разумеется, это была лишь копия, на всякий случай. Диск она метнула Шельме точно в руки, - На, на досуге глянь. Глаза ее светились, словно искры. Еще чуть-чуть, и рванет...
- Я одного понять не могу....За что? - голос блондинки из крика обратился в шепот. - За что ты меня так ненавидишь? Что я тебе такого сделала? - ее словно подменили, сердце словно специально пропускало удары, сжимаясь все сильней и сильней. Сильнейший спазм, после которого она даже присела на кровать, хватаясь за спинку. - Я.... Я всегда уважала твою семью... Я тебя, дурака, с детства люблю, а ты издеваешься!!!! Что это? Только не это, нет!!!! Слезы...
-Ты же сказал мне в последнюю встречу...."Белла, тебе нужно жить дальше, забудь меня...Я не буду вмешиваться в твою жизнь".... Так или нет????
Силы встать она все-таки нашла. И не просто встать, а подбежать, надавать Реми по щекам, ни сколько не стесняясь ни стоящей в двух шагах Анны-Мари, ни собственных слез, застилавших ей глаза. - Говори!!! Какого черта?! - Удар рукой в грудь, - Говори!!!! - Второй. Так бы наверно и продолжалось, если бы ее не схватили за руки.

+2

10

Давненько она не была на столько сильно ошарашена. Словно ледяной водой окатили, вероломно и без предупреждения, часов в пять утра, пока она спала в мягкой теплой кроватке и ни о чем не подозревала. Примерно такой же эффект. И реакция была бы примерно такая же: сначала возмутиться от души, а потом так же от души и врезать. Не меньше, потому что когда она услышала фразу про любовника, любовника Беллы, черт бы их всех побрал, она потеряла дар речи. Не на долго, всего на несколько секунд, просто прокручивая в голове ситуация и расставляя все по своим местам. Год. Семь встреч. Восемь, окей, незнакомец, Тейлор, поправил их - восемь. И все это не просто за спинами женщин, в целом - в тайне, систематически или нет - не важно, но это была, скажем так, не единоразовая интрижка по пьяной лавочке после бара. Восемь долбаных раз они тут устраивали свои марафоны, а никто и не догадывался... Хотя, Анна прекрасно понимала, что она не знала о процентах девяноста таких интрижек и мимолетных встреч. Как там говорят? Меньше знаешь - крепче спишь. Конечно же, все врут, но незнание вело к еще большему беспокойству, а то, в свою очередь грозило паранойей... Все было слишком сложно, поэтому она предпочитала иной раз не закапываться в себе без необходимости, слишком много голосов, слишком много лиц, слишком много чужих мыслей можно было бы нечаянно потревожить.
Белла, похоже, не на шутку вышла из себя, а вот размахивать пистолетом было бы не безопасно для окружающих. Да к черту, кто сейчас заботился о безопасности?! Только эти двое, которых поймали с поличным и ткнули носами в их же дерьмо, как котят. Семь встреч, восемь встреч, похороны... Да, Анна помнила тот день, так странно судьба связывала этих четверых ниточками, возвращая к одному клубку, словно было в этом всем какое-то высшее предназначение. Она помнила тот день и, если честно, забудет еще не скоро.
Хлопок двери, они остались втроем. Белладонна фурией летала по комнате, хватая вещи, взмахивая руками. Белокурая убийца была готова вершить суд, ну, по крайней мере это выглядело именно так со стороны самой Шельмы. Та лишь молча наблюдала какое-то время, сцепив зубы. Черти ада рвали ее душу на клочки, разнося по всей преисподней ошметки, иссушая слезы на глазах, хватая когтистыми лапами горло, выдавливая с хрипом последние нотки и капли воздуха из легких. Она молчала, пока в голове отбивалась эхом фраза про всех шлюх Нового Орлеана. Какая ирония, ведь она была не серьезна, когда говорила это, но вывело все к такой мерзости осознания.  Нет, не ситуации в целом, но к мерзости осознания лишь отдельной ее грани.
- Не видела такую, Анна?
Вечер не мог стать еще хуже, казалось. Или мог? Шельма забрала из пальцев Беллы диск в тонкой пластиковой коробочке, нахмурившись, сунула его в карман свой курточки.
- Гляну. Обязательно гляну.
Голос звучал глухо, черти никак не отпускали горло. Хотелось пить, хотя бы глоток воды, успокоить сердце, оно забывало стучать временами, убрать нервный спазм. Боже, с какой легкостью она могла расправиться с любой мерзостью, когда та скалила зубы и угрожала чьей-то жизни. И как ей сложно сейчас решать собственную судьбу, оказавшуюся в не менее пикантном положении, чем мужчины, в тот момент, когда дверь влетела в коридор.
Что там было на этом диске? Очередная женщина? Две недели назад?.. Чертовски мило, чертовски мило, чертовски.
Она не вмешивалась, лишь молча стояла дальше, слышала все словно через вату. Утихомирить женскую истерику невозможно, пока та не выплачет последнюю слезу, не разобьет последнюю дорогую ей вазу, пока она не проорет все свои претензии и обиды на весь этот грязный лживый мир ровно столько раз, что все эти обиды станут не интересны ей самой. Нет, пока она рыдает взахлеб, пока она кидает обвинения - бесполезно пытаться достучаться до сознания. Что там показывают в фильмах? Пощечина? Не работает, увы. А блондинке явно было что сказать. Да на столько было, что сама Анна чувствовала себя сейчас виноватой. За что-то. Может быть это были всего лишь какие-то моральные отголоски, что всплывали на уровне эмоций, которые она забирала у людей? А может быть просто слезы, истерика, крики сбивали и так перекошенное настроение, шатали его в разные стороны. А она-то надеялась, что все будет куда проще.
Вопросов в пустоту улетало все больше, голос блондинки уже срывался, она вскочила с кровати, на которой сидела, и перешла от слез, криков и обвинений к рукоприкладству. Через пару секунд Шельма все-таки дернулась с места, приходя в себя. Сердце застучало снова в бешеном ритме, разгоняя кровь, стирая с сознанию нелепую пелену вакуума, возвращая возможность дышать и мыслить.
- Тихо, крошка, - южанка встала между ними, перехватывая руку Беллы. Не блондинке тягаться с генетикой Крии, это уж точно. Анна покачала головой, недобро ухмыльнувшись, - Тихо. Убийство тут не принесет облегчения. Тебе - уж точно.
Убийство здесь и сейчас по неосторожности, в состоянии аффекта, просто потому что Белла может такое себе позволить и не поставит этим крест на своей карме, репутации, карьере, чем угодно, это не вариант, такого Шельма точно не допустит. Нет уж. Ей тоже было, что сейчас сказать Реми.
До стены сзади оставалось не многим больше метра. И даже учитывая тот факт, что для разгона места было слишком мало... Кого и когда это могло остановить.
- Беллу ты выслушал, а теперь послушай-ка меня, сладкий мой, - она резко вцепилась креолу в плечо, протаскивая за собой этот метр и прижимая лопатками к стене, - Ты недооцениваешь мой ум, раз думаешь, что я не поняла бы. Я знаю твою проблему. Ты знаешь мою. И мы оба ровным счетом ничего не можем с этим поделать, - она продолжала прижимать его к стене, вглядываясь в глаза. Ее собственные зеленые краснели и наполнялись непрошеными слезами. Нижняя губа предательски дрожала, хоть ее и не просили и показать свою слабость в данный момент было бы тем действием, которое она меньше всего хотела бы. Но было обидно, обидно до горьких слез. - И оба не знаем, что с этим делать. Мне наплевать, что там было в прошлом, я слишком многое могу понять и простить, уж pardonnez-moi, так вышло, что я тебя полюбила. Но с какой стороны не посмотри на ситуацию - шах и мат. Мы не вылезем из этой трясины, милый, не вылезем. Мы можем бесконечно долго топтаться на месте и делать вид, что ничего не происходит. Год, второй, третий. На сколько нас хватит? На сколько хватит тебя? - Она сцепила зубы. Еще слово, еще секунда... Черт! Кулак влетел в кирпичную стену, как предупредительный выстрел, разнося новую порцию осколков. Перчатка покрылась неприятной терракотовой пылью, но осталась цела. Пора было заканчивать этот цирк, пока она не вспылила. Хотя бы больше не при свидетелях. Шельма отвернулась, отходя от Реми и Беллы на пару метров, пряча в волосах стекающую слезу. Это все, как неизлечимое заболевание. Раз за разом она будет переживать, накручивать, потом скандалить, а потом понимать, что иначе - никак. Иначе - только на другой планете. Иначе, по-другому, одна? Она не сможет.
Пальцы в тонких зеленых перчатках достали из кармана диск в прозрачной коробочке. Она покрутила его, рассматривая со всех сторон, словно могла его здесь и сейчас прочитать.
- Прости, крошка, хороший был подарок, - хмыкнула южанка, ломая пальцами и коробочку и диск, стряхивая крошки на пол, - Да что-то меня пока не тянет на подобное кино, хватит и сегодняшнего дня. Эй, - она повернулась к блондинке, мимолетом вытирая щеку и натянуто улыбаясь, - мне нужен экскурсовод. Где у вас тут подают самый крепкий виски?

+2

11

- Бывший любовник. А ещё покойник. В перспективе новоявленный!
Закономерная реакция. Реми нечто такое и предполагал услышать – Белла со временем не менялась. Точнее, менялась в худшую сторону – восемнадцатилетняя мадмуазель Белла сначала бы попробовала оправдать и простить, а потом пошла бы бить морды. А мадмуазель, решившая обманом затащить Реми в семью и подставить Гильдию Воров с данью, попыталась бы извлечь из ситуации выгоду. А эта Белла… Она действительно была готова убивать. Причем в том числе и своих – несмотря на то, что Тейлор предал ее как мужчина женщину, он все же оставался членом Гильдии Убийц.
Реми не знал, хорошо это или плохо. С одной стороны, такая Белла могла держать Гильдии в ежовых рукавицах. С другой стороны, она вызывала у Реми неприятные ассоциации с Мародерами… Хотя до последних Белле, к счастью, все же было очень далеко.
К счастью, белла дала Тейлору уйти. Реми даже не сомневался, что тот теперь на радаре не появится. Не самоубийца же. Но получалось, что теперь за все придется отдуваться именно Реми… Что ж, не в первый раз.
- Зачем? Ты каждый раз приезжаешь в Новый Орлеан, чтобы оскорбить меня!..
Реми молча слушал Беллу, но смотрел только на Анну Мари. Сейчас от них обеих исходили такие эмоции, что эмпатический щит буквально по швам трещал. Но прислушиваться и тем более делить с ними их чувства на данный момент Реми не собирался. Во-первых, он и так знал, что они чувствуют. Во-вторых, терять контроль над собой, когда контроля над ситуацией в целом не предполагалось, было чревато.
На диск Реми никак не прореагировал. Диск и диск. Пенроуз так Пенроуз – Реми помнил. Не самое страшное, что было в его жизни. Не самое мерзкое, что он когда-либо делал.
Белла истерила. Анна Мари тоже истерила, хотя ее истерика всегда выражалась несколько иначе. Белла предпочитала орать и распускать руки, Анна Мари всегда молчала, а в самых тяжелых случаях уходила, прекрасно зная, что с ее силой потеря самоконтроля чревата трупом. И скорее всего не одним. Пока что Шельма держалась. Белла, выплеснув часть эмоций, тоже медленно приходила в себя.
Реми же становилось держаться все сложнее.
- Высказались, mes charmantes? – Реми скрестил руки на груди, окинул обеих девушек нечитаемым взглядом прищуренных глаз и ухмыльнулся. – Так и быть, на ваши вопросы я отвечу. Сначала ты, Белла. Из-за твоего брата меня выставили из Нового Орлеана. А он оказался жив! Забавно, да? Лишили дома и семьи. Я мог бы мстить. Вместо этого я решил защитить тебя от того, что ждало меня. Я понимал, на что иду. Что делаю тебе больно. Но зато ты, merde, жива! Тебя живьем не потрошили на острове Страйкера. Но этого мало, не так ли? Ты не попала в лапы Сича, а он был бы не прочь заполучить псионика. Но этого тоже мало. Я пошел против отца, чтобы достать Эликсир для тебя. Но и этого мало, не так ли? Я мог во главе всех Гильдий на этой планете, и тебе пришлось бы встать передо мной на колени, но я не сделал этого. Да я сдох тогда! По-настоящему! Я снова жив только благодаря Файзе. Тебе мало? - ну, вообще-то тут Реми честно соврал. Во главе Гильдий Воров данной (и теперь уж точно несчастной) планеты он все же встал. Только Белле об этом сообщать не собирался. И тем более не собирался об этом говорить Шельме, - Я уничтожил все улики на тебя и твою семью из баз данных – кстати, забыл тебе об этом сказать – но и за это я не получу даже банального “merci’…
Реми было что сказать. В конце концов, она сама требовала ответов.
- Я приезжаю сюда не к тебе. Не для того, чтобы тебя оскорбить. Ты не забыла, что здесь похоронены мои братья? Что здесь еще ходят и наслаждаются жизнью их убийцы? Что я по-прежнему член Гильдии и беру заказы? Процент от которых идет теперь в общую копилку. Ты забыла о том, что я приходил на помощь отцу, а неприятности ему устраивали в основном твои родные? Убираешь за мной? Что именно ты убираешь? Трупы? Я не убиваю. А то, что я ворую – мое по закону Гильдии. Я Кодекс ни разу не нарушил. В отличие от тебя. Но и тут тебя спасли… Моя новая семья. А что в благодарность? В благодарность твои убийцы хотели напасть на Профессора, хотя ты могла бы не брать заказа.
Реми, в конце концов, тоже был не железным. От случайного касания ладони замерцала алым кровать, и Реми, чертыхнувшись, развеял ее, пока та не рванула.
- Я не вру. Я не встречаюсь с женщинами. Пенроуз – задание… Ты спрашиваешь за что, Белла? Тейлор – совпадение. А то, что я продолжил встречи, когда узнал… Я эгоист. Сложно найти того, кому нужен только секс, и кто вообще не задает вопросов. Любишь меня? Знаю. Сожалею. Но я не могу этого изменить. Я тебя больше не люблю, Белла. Так бывает. Просто согласись принять предложение Профессора. Одна секунда – и ты забудешь о том, что любишь меня, и все будет в прошлом. Я буду просто вор, который приносит тебе неплохую прибыль. Это не я держу тебя – я пытаюсь всеми силами избавиться от прошлого. Это ты никак забыть не можешь.
Жестоко. Зато честно. Реми редко был честным не то, что с окружающими – он и с самим собой честным был далеко не всегда. А быть честным с Беллой и Анной Мари было… отвратительно жестоко.
- Шельма. – голос Реми звучал мягче. И вроде как при желании в нем можно было услышать некое подобие проскальзывающего чувства вины. – Я безнадежен. Ты это знаешь. Иксмены это знают. Мы будем топтаться на месте ровно до тех пор, пока я не полезу под пули от отчаяния. Я не убегу от тебя Cherie. Я не убегу от команды. Но в тот момент, когда я захочу убежать от желаний стать прежним… Все закончится плохо. И я не возьму тебя с собой, как в свое время не взял Беллу. – Реми устало закрыл глаза, выдохнул, потом собрал раскиданную по полу одежду и начал спокойно одеваться, - Но пока есть я и есть ты. И я без тебя не просто не хочу – не могу. Je suis malade d'amour pour toi. Tu es ma dose d'adrénaline. Quand je laisse - je vais mourir. Je ne peux pas respirer sans toi… Зато ты будешь в безопасности.
Одеваться ему не мешали – хоть на этом спасибо.
- И это ненормально, Cherie. Я не имел права так влюбляться. Любовь предполагает верность. Какую-то отдачу. А верным я быть я не умею. Не говоря о том, что я не только не отдаю - я еще и беру без спроса.  Поэтому мы все здесь – ты, Белла и я – больные на всю голову. Поэтому… Идите выпить. Поговорите. И решите, стоит ли Гамбит той цены, которую вы платите. Я в этом уже не уверен.

Отредактировано Remy LeBeau (2017-03-05 06:32:42)

+3

12

Ложь. Ее отвратительный запах Белладонна чуяла как натасканная собака, вот и сейчас он летал в воздухе вокруг оставшейся троицы, тщетно пытаясь сбить убийцу с толку. Но виду блондинка не подала, ни единой мышцей себя не выдала. Стояла и медленно убирала оружие в кобуру. Стрелять она больше не будет. Ярость и гнев, выплеснутые только что на головы собравшихся, отняли немало сил. Точно так же она чувствовала себя после прикосновения Шельмы. Полностью опустошенной. Чтобы прийти в себя требовалось время. Маленькие искорки, разбросанные по полу словно бусины, потянулись к ее опущенной руке, которая медленно, одну за одной впитывала их, как губка.
Гамбита она не перебивала, точно так же как никто не перебивал ее. Высказаться - это право каждого, и не важно, согласен ты с мнением говорящего или нет. Она все знала. Знала и молчала, изредка мысленно редактируя поступающую информацию. Сердце женщины - океан, полный тайн. А сердце Белладонны - бездонная пучина, в тайнах которой она и сама, порой, тонула. Тайны эти принадлежали  не только ей, и не дай Бог им попасть в чужие руки. Она знала о жизни Гамбита если уж не все, то очень многое. Знала о Синистере, о Мародерах, о резне... Знала о Людях Икс. Знала о Шельме. Вот только о брате своем узнала слишком поздно...Предупредить уже не могла. К тому времени, ее истощенное тело неподвижно лежало на кровати с огромным красным балдахином, а разум, увы, был уже далеко... Знала и о его главенстве над Ворами... и снова предпочла смолчать, и не ради гордости, ущемленного самолюбия или еще какой ерунды в этом роде. Ждала, что он расскажет сам, уж если не ей, так отцу. И уж тем более в мыслях не было считать позорным, что она склониться перед ним. Как бы абсурдно это не звучало, она искренне радовалась за него... Знала о том, кто убил его брата, и от этого было еще больнее. Знала она и о видах Кингпина на Гильдию, знала, что, если не уступит, ее очень скоро пустят в расход и прекрасно понимала, что лучше уйти самой, сейчас. "Не жди, когда власть откажется от тебя. Сам откажись от власти." Золотые слова, сказанные когда-то ее дедушкой ее отцу. В этой кровопролитной войне она не выстоит в одиночку. А почему в одиночку? Потому что знала, что умерла для него давным-давно. Потому что Реми сейчас очень четко дал понять, что она для него ровным счетом ничего не значит. Она лишь призрак, мираж, тень далекого прошлого, которое он изо всех сил хочет забыть. Пора уже это признать. Любовь в этом мире непозволительная роскошь, Белладонна отдала за нее не много не мало двадцать лет своей жизни... Не слишком ли дорогая цена? И как после всего этого она могла признаться в своей слабости? Просить о помощи..... Его?!!
Сейчас она спокойна. Единственное, что выдает, это чуть красноватые глаза и не высохшие слезы, которые так и продолжают капать одна за одной.
Что толку говорить? Просто сизифов труд... Реми - мужчина, он не поймет ее, не поймет никогда. Понять ее сможет лишь женщина. Однако, кое-что сказать все-таки нужно.
-Ты прав, на Чарльза Ксавье напали мои люди, но приказ отдала не я. Я не знаю, кто это был. До сих пор не знаю... Не у кого спросить. Никто из них не вернулся. После небольшой паузы, она продолжила, - Что же касается баз данных... "получил" ты сегодня достаточно, и по заслугам... А вот "спасибо" за твой широкий жест я тебе скажу. Осторожно обойдя светящуюся кровать, Белладонна забрала свой кожаный плащ. На улице сегодня холодновато, да и дождь начал моросить. В помещении запахло сыростью.
-Ты не просто эгоист, Реми, ты вор и лжец. В этом твоя суть. Этого не изменишь. Горбатого, как известно, исправит лишь одно... Тяжелый кожаный плащ с шумом упал на изящные, чуть загорелые плечи, закрывая собой свежие, еще не успевшие побелеть, шрамы.
-Пойдем, chérie, только пешком, если ты не против. Я хочу проветриться... - голос звучал ровно, но очень тихо. Практически шепот. На эмоции уже не было ни сил, ни желания.

15 минут спустя

-Чего желают дамы?
-Чего-нибудь покрепче.
Чем ей нравилось это заведение, так это тем, что никто тут не задавал лишних вопросов. В том числе и бармен. Потому что знал, кто сейчас перед ним. Шельма тоже могла это заметить. Стоило блондинке распахнуть двери, как каждый, находящийся внутри человек, незамедлительно поднялся и пригнул голову, приветствуя свою госпожу. Здесь собиралась Гильдия Убийц, точнее, ее лучшая часть, элита, не обычные отморозки-головорезы, а обученные наемники, закаленные в боях. Разумеется, лучший столик был всегда за ней.
-Кто бы мне сказал пару лет назад, что мы с тобой будем вот так запросто вместе пить, утирая друг другу сопли, в рожу бы плюнула...
-Виски? Коньяк? Бурбон?
-Виски. Паренек уже хотел было убежать, как блондинка поймала того за рукав, - Принеси стаканы. лед и бутылку. Мы сами разольем.
Как же гадко сейчас было на душе. Наверняка, Шельма сейчас чувствовала то же самое. Фею бы сейчас сюда, с волшебной палочкой. Сделает она фокус-покус и все....все забыто, как буд-то последних двух часов и не было... или последних лет десяти....А может не фею, может и одной стрелы Амура достаточно будет, только пусть на этот раз наточит их как следует! Чтоб раз и все! Не страдать и не мучиться каждый раз, подыхая от ревности! А  нет, зачем фея, зачем Амур... Белладонна же не только мутант, не только убийца, она еще и ведьма. Ей многое известно, многое подвластно, в том числе и чувства. Чувства других людей. Приворожить мужчину не так уж сложно. Пара нужных фраз, пара капель крови, и вот он, пожалуйста, ползет к твоим ногам, словно верный пес. Вот только кому нужна "такая любовь"? Этих глупых женщин, пытающийся таким образом удержать мужчину, она не понимала и не поймет никогда. И уж тем более не станет проделывать такое с Реми. Это низко, противно, подло. Это недостойно ее.
-За тебя, Мари. Пусть твоя жизнь будет не такой паршивой и бессмысленной, как моя! Одним глотком блондинка осушила стакан и крепко зажмурилась. Огненная вода обожгла горло и устремилась дальше, в пищевод. Давно забытое ощущение, но, черт побери, приятное.
-Что же нам с тобой делать, а? - Белла вопросительно взглянула на Шельму, попутно вытирая остатки слез с щеки, - Я...я в растерянности...Мне и в голову не могло прийти, что они... Ну, застукали мы их. Дальше-то что? Я...Я ведь даже после этого...Я все равно его люблю и никогда не откажусь от него, понимаешь? Что бы он не сказал и не сделал...Он думает, что выход мне предлагает...Раз и все...Забуду...Как у него все просто?! Думаешь, я чокнутая, да? больная на всю голову? Да, думаешь, думаешь....я же вижу. Шумно выдохнув, она продолжила, -Я ведь не всегда была такой... Я тебе расскажу, только не все сразу...информацией можно отравиться, как едой, если долго голодал...

Отредактировано Bella Donna Boudreaux (2017-03-07 19:29:45)

+1

13

Она не была против "проветриться" и пройтись пешком. Хоть куда, лишь бы отсюда. Лишь бы подальше, не видеть больше это место, не смотреть по сторонам, не слышать даже запах пыли, что уже осела. Ничего. Дальше, куда угодно, не оборачиваться, чтобы не сорваться. Не разнести все вокруг в щепки, не оставив камня на камне. Ведь руки так и чешутся, так и тянутся, пальцы сжимаются в кулак, но она успевает себя утихомирить.
Она знает, что это все - "не нормально", что это "безнадежно". Знает и даже не хочет повернуться, услышать все это в лицо, заглянуть в глаза ему. Знает, да, но что она может поделать? Что она сможет предпринять, если захочет это сделать... одна? Если захочет оборвать все, что происходит своими силами? Поставить жирную точку, сделать вид, что ничего не происходит. Ничего, ровным счетом ничего. Потому что это не игра. Тут нельзя смошенничать, нельзя обвести противника вокруг пальца, нельзя просто взять и нарушить правила. Эту проблему не решить силами одного человека. Им нужно обоим сделать выводы для себя.
Она ничего не ответила сразу. Могла бы. Сказать, что тоже ни в чем не уверена уже. Сказать, что уверена, что все будет хорошо. Сказать, что проще послать все к черту и начать жизнь заново, в другом месте, с другим окружением. Что она будет сильнее, чем от нее этого ожидают. Или что устала от всего и хочет просто отвлечься. Что угодно могла, но что именно хотела сказать - она так и не поняла сама. Не нашла слов, не подобрала мысли. Сердце на клочки рвалось, слезы подкатывали в горлу, но что она могла сделать? С ним? С собой? Ничего. Не сейчас, они сошлись на верном мнении, нужно было выпить, немного приглушить голову, притупить осознание происходящего, расслабиться, может быть позорно прореветься в тишине. Тогда уже что-то выдавать, какие-то мысли. А пока она шла рядом с Беллой, засунув руки в карманы курточки и понурив голову.

Она шла, не запоминая дороги, безучастными глазами рассматривая асфальт в предрассветной тишине, изредка носком ботинка пиная мусор, попадающийся по пути. Они шли не долго, минут пятнадцать, в основном молча, каждая погруженная в свои собственные мысли, которые на сто процентов сходились на одном единственном человеке. Уж так случилось, но именно сейчас это не имело никакого значения для Анны, между собой две женщины уже все решили. Не было этого мерзкого слова "соперница". У них были все шансы просто пообщаться, нет, конечно, не как подружки, даже не как приятельницы, скорее, как две разумные взрослые женщины, связанные по рукам и ногам одной алоокой проблемой и желанием выпить.
В бар они попали довольно быстро, неприметная вывеска и привставшие люди сразу говорили ей о том, что тут все не так просто и вседоступно, как  должно было бы быть. Беллу здесь знали, это точно. Что ж, это, по крайней мере, не принесет лишних проблем.
- Я была бы на такое не готова еще месяц назад, - ухмыльнулась она, располагаясь за столиком и отмахиваясь рукой, давая понять блондинке, что ей самой все равно, что сейчас они будут пить. Виски - значит виски. Какой только дряни она не пила в своей жизни, от хорошего виски грешно было бы отказаться. Тем более сегодня.
Бутылку им организовали достаточно быстро и без лишних вопросов.
Она отсалютовала бокалом, предпочитая не разбавлять алкоголь. Все равно толку от него будет не много, с ее нынешним состоянием организма, впитавшим в себя чужеродную генетику, спиртное не приносило в полной мере ей опьянения и расслабления. Вот что чувствовали мутанты с регенерацией, теперь она знала на своей шкуре это. Когда ты бы и рад напиться до состояния забвения, что б на утро раскалывалась голова и не хотелось жить. Но нет. Не теперь.
- И за тебя, - кивнула Шельма, - Моя жизнь всегда была с долей бессмысленности. Пусть у обеих все будет хорошо.
Белла задала хороший вопрос, на который ответ было найти не просто. Что им делать? Что теперь будет? Она понимала головой, что ничего не будет. Нового - ничего, все будет, как прежде, они все похожи на цирковых лошадей, что умеют бегать только внутри круга арены, а выпусти их в чистое поле - собьются с пути, застрянут в ступоре, будут таращиться по сторонам и не понимать, что происходит. Если только не найдут в себе силы сделать первый шаг и разогнаться до нужного состояния уже на свободе, на воле, не ограничивая себя привычками. Она же не была такой раньше, жизнь подкидывала разное дерьмо, ломая раз за разом, ставя в рамки, загоняя под пресс, сворачивая в узел. Но силы были, желание идти вперед вопреки всему. А теперь все как слишком грустно выглядело, хотя, может и слишком надуманно.
Она нахмурилась, ставя пустой бокал на стол и поднимая глаза на блондинку.
- В голову не могло прийти? Да брось, - фыркнула она, откидываясь на спинку стула, - О чем ты не могла подумать? О том, что тебе изменяют? Меньше знаешь - крепче спишь. Но ты права, я тоже в растерянности, все слишком неожиданно. Может, нам и не стоило соваться туда?
Здравые мысли всегда приходят уже на лестнице. Как и достойные ответы, особенно, когда язык твой - твой самый лучший враг и приносит неприятностей больше, чем все остальные вместе взятые. Вот дернул их черт.
- А если б не вломились - сейчас бы не сидели здесь, повесив носы. Не надо было, пусть лучше бы у них была своя тайна, я уже привыкла к такому раскладу, а все равно бешусь. А сейчас все летит к чертовой матери, - она помотала головой и подняла глаза на Беллу. - Ты знаешь, милая. И я не откажусь. И вот мы опять в ловушке, ха? Давай, рассказывай, я сегодня готова еще к порции раскрытых тайн.
За пыльными окнами уже вовсю светало, время летело быстро, жизнь наполняла улицу, появлялись тени и силуэты. Засидевшиеся мужчины в черном поднимались один за одним и выходили, бросая косые взгляды на Беллу. Может быть прощались с "начальством"? Или просто недоумевали, что происходит? Ей было не важно, это не ее мир, не ее команда, не ее знакомые или друзья. А подавленное состояние все равно рано или поздно пройдет, нельзя все время злиться на этот мир, она не привыкла себя показывать такой, слабой и расстроенной. Сегодня утром они допьют эту бутылку, она выслушает историю Беллы, поедет обратно. Еще какое-то время будет переваривать сегодняшний день. А потом все войдет в русло, все встанет на свои места. Он был прав, они будут топтаться на одном месте. Но пока... Пока ее это устраивало в какой-то мере. Пока она не найдет силы двигаться дальше.

+2

14

Паршиво. Реми очень часто было паршиво, но чтобы настолько…  Причиной была явно не совесть, которой Реми если и страдал, то все же не настолько сильно. И не ссора с Беллой и Анной так повлияла – не первая и не последняя, как ни крути.
Реми задыхался от эмоций. Своих и чужих. Слишком их было много, и били они сильно, по самому больному. Не по гордости и самолюбию – научился и на них со временем забивать. По стабильности били, потому что до этой ночи… До этой ночи хоть что-то шло по накатанной, вдоль и поперек изведанной тропе. Был алгоритм, по которому можно было следовать, не опасаясь сюрпризов. А теперь – все. Все коту под хвост и дьяволу в задницу.
-Ты не просто эгоист, Реми, ты вор и лжец. В этом твоя суть. Этого не изменишь. Горбатого, как известно, исправит лишь одно...
- Как будто ты об этом не знала. Никогда этого не скрывал.
Больно? Обидно? Нисколько. Не клевета, не оскорбление даже – просто констатация факта, причем известная чуть ли не всем и каждому. Реми Лебо – каджунский вор, белый дьявол, приемыш-мутант без роду из племени. Выродок, вылезший из отбросов, воспитанный теми, кому спокойно можно пустить пулю в голову, и никто и не дернется. Реми Лебо, способный украсть что угодно, начиная от кошелька и заканчивая душой и сердцем.
Как клеймо. Как проклятие. Он научился с этим жить.  А они – нет. Все пытались что-то исправить, перекроить под себя, наивно веря в то, что любовь все исправит. Веря и при этом зная, что все бесполезно.
Потому что Реми не хотел меняться. Даже сейчас – не хотел. Пробовал уже, прогнулся, исправился… И получил столько боли, что чуть в петлю не полез. Слишком дорогая была цена за то, чтобы стать хорошим. Это Анна могла позволить себе быть хорошей. Реми не мог – его уже не хватало.
Когда дамы вышли, он методично, одну за одной, затягивал крепления высоких сапог. Прощаться никто не стал – слишком это было бы фальшиво. Даже для Реми слишком фальшиво. В конце концов, и Шельме, и Белле надо было найти для себя ответы на заданный им вопрос. Сам Реми давно нашел ответ.
Гамбит ничего не стоил.

… Старые половицы не скрипели под ногами. Реми и сам не понимал, зачем он крадется – он много раз приходил сюда, в старую развалюху, некогда бывшую домом. Именно здесь Тэйлор предпочитал отсиживаться и зализывать раны. Там наверху была одна мало-мальски пригодная для житья комната. И даже ванна – старая чугунная ванна с облупившимися краями и кривыми ножками.
Тихо шелестел пакет – перекись, хлоргексидин, порошковый антибиотик, набор хирургических нитей и игл, стерильные бинты. Реми себя виноватым не чувствовал – Тэйлор знал, на что он идет, изменяя Белле. Но помочь любовнику разобраться с раной было необходимо. Да к тому же им теперь нужно было разбежаться навсегда, а делать это Реми предпочитал глаза в глаза, а не по телефону.
-… совсем берега попутала. Больше мы ждать не будем.
- Так просто ты ее не завалишь. Баба с норовом. К тому же она родилась с оружием в руках. И что ты будешь делать с ее силой?
- Нас четырнадцать. А отмашки ждут еще девятнадцать. К тому же у меня ошейник есть. Блокирнет любую мутацию.
- Его еще нацепить надо.

Пакет выпал из дрогнувших рук. Реми затаился за приоткрытой дверью, неслышно достал мобильник, набрал выученный наизусть номер. Трубку взяли почти сразу. Реми прижался к двери, приставив к щели динамик, чтобы было лучше слышно.
- Все будет сделано. Но для начала надо все подготовить. Начинаем немедленно. Предупреди всех.
Реми понимал, что совершает ошибку. Дела Гильдии Убийц его не касались. Но как бы он не утверждал обратного, его все еще касались дела Беллы. Можно было, конечно, позвонить ей и предупредить. Но не факт, что она взяла бы трубку. А если бы и взяла… Загадочные «все» могли устроить засаду где угодно. Значит, первостепенная задача – не дать Тэйлору и его подельникам никого предупредить.
- А я бы не стал этого делать, cher. Белла итак на тебя ну оооочень обижена.
Реми перекинул шест в левую руку. Новенькая колода раскрылась веером. Расклад был отвратительным. Один вор, пусть и мутант, но всего лишь вор, против четырнадцати профессиональных убийц. Из которых как минимум четверо входили в старший круг.
- C’mon! Let’s dance. По очереди, мальчики, или устроим диско?
- Реми, ты идиот.
Ему только показалось, или в голосе Тэйлора действительно мелькнуло сожаление?

***
Людей в баре практически не осталось. Бармен не обращал на Беллу и Анну никакого внимания. Просто пялился в старый телевизор и методично натирал стаканы. Где-то в переулке надрывно лаяла собака. Тихо похрапывал уснувший за одним из столиков мужик весьма сомнительного вида. И не скажешь, что профессиональный киллер – алкаш как алкаш. Однако стоило дверям распахнуться, как его рука привычным жестом легла на рукоять кинжала.
Вошедший в бар мужчина явно был здесь… Не совсем к месту. Высокий, массивный, бородатый мужик – он не мог быть убийцей. Слишком неповоротливый и тяжелый. Да к тому же не совсем человек – в приглушенном свете зловеще поблескивала искусственная рука и заплатка-окуляр, заменяющая правый глаз.
Киборг в Новом Орлеане был один. И последние лет так двадцать работал он исключительно на Гильдию Воров. Впрочем, Убийцы его не трогали – Барыга мог достать что угодно и кому угодно, да и вообще был парнем крайне полезным, поэтому Гильдия его предпочитала лишний раз не трогать.
Барыга приземлился на барный стул – тот жалобно заскрипел под весом киборга, но выдержал. Бармен тут же отошел подальше, а потом и вовсе скрылся в комнате за баром. Барыга кашлянул, привлекая внимание Беллы, и когда та перевела на него взгляд, протянул Белле вырванный из тетради лист с адресом.
- Реми, конечно, тот еще засранец. Но ему бы ваша помощь не помешала. – Барыга стойко выдержал яростный взгляд Беллы, миролюбиво улыбнулся и как ни в чем не бывало продолжил. – Твой Тэйлор хотел поднять восстание и тебя грохнуть. Реми полез его останавливать, пока они там еще кого не позвали. Ну ты же знаешь, что наш засранец не всегда блещет умом. А там четырнадцать твоих убийц. И еще на него какой-то ошейник против мутантов нацепили. Я так и не понял толком, что это за устройство. Но прежде чем его мобильный отключился, Реми попросил передать вам обеим, что о покойниках либо хорошо, либо никак. Мне кажется, дело серьезное, да?

+2

15

В жизни такой женщины, как Белладонна, нет места слабости. Она должна быть твердой, жесткой, решительной. Ее нервы прочнее стали, ее волю не сломить, ее сердце не растревожить любовью. В ее глазах горит огонь, а в душе лишь одно - жажда мести. Так было. Такой она была долгие годы, находясь под влиянием Кандры. Та Белладонна, не моргнув и глазом, отправляла наемников отряд за отрядом с одной единственной целью - принести голову Реми. И ведь ни одна струна души тогда не издала ни звука. Ненависть. Тысячекратно усиленная колдовством Всесильной, она опьяняла и дурманила сильнее любого наркотика. Марионетка искусного кукловода, идеальная машина для убийства, терминатор в юбке. И цель одна. Идти вперед, забирая жизни... Идеальная кандидатура на пост главы Гильдии Убийц. Лишенная сомнений, совести и жалости, она стремительно поднялась на самый верх. А все, кто был не согласен, что ее хрупким плечам такое по силам, отправились кормить крокодилов. Таких нашлось немало. Главным их аргументом было то, что Белладонна - женщина. В чем-то они правы, возможно, с самого основания Гильдии власть в ней наследовалась только по мужской линии, от отца к сыну. И никак иначе. Ей удалось невозможное. Она из принцессы превратилась в королеву, а короля "назначать" не собиралась, ибо власть тени не приемлет.
Это было давно, а сейчас...она понятия не имела, кому оставит Гильдию. Не думала. Старалась не думать об этом.
Если уж по честному, Белле хотелось напиться. Напиться вдрызг, до свинячьего состояния, чтобы упасть и уже не подняться. До утра по крайней мере. Это можно сделать дома, в гордом одиночестве, когда она проводит Шельму домой. Но здесь, на виду у всех она себе этого позволить не могла. Да и перед Шельмой стыдно. В конце концов, не хватало, чтобы она тащила Беллу домой на себе. Блондинка никогда в жизни себе этого не простит.
- Ну что ты? Я, наверно, не так выразилась. Если мужчина изменяет, ты это почувствуешь, если только ты не слепая и глухая. Ну, ты понимаешь. Интуиция. Ее не проведешь и не обманешь. Я не предполагала, что мне изменяют с моим же мужем. - Пить почему-то резко перехотелось. Здесь перехотелось. Блондинка отставила стакан и, уложив щеку на ладонь, повернулась в сторону Шельмы.- Я не могу жить в неведении. Это сродни медленной пытки. Уж лучше так. Или тебе приятней снимать лапшу с ушей?
Приятный полумрак бара начал разбавлять сигаретный дым. Люди, медленно но верно, разбредались кто куда, оставляя на столах по несколько купюр. Сейчас ей было абсолютно фиолетово, что происходит за ее спиной. Кто приходит, кто уходит. Просто их отдых здесь подходил к концу, а вот у девушек он только начинался. Этого определения ей вполне хватало. Несмотря на поздний, хотя, уже наверно ранний час, спать совершенно не хотелось. Хотелось поговорить, выговориться, выплеснуть, наконец из себя остатки этой желчи, именуемой обидой.
-Эта ловушка...Мы с тобой давно угодили в этот любовный треугольник. Удивляюсь, как я еще не застрелилась от отчаяния и безнадеги.
Алкоголь душу не лечит, он калечит печень. Но все же, несмотря на свое разрушающее действие, есть у него одно полезное свойство. Он помогает забыться. Конечно, он не заберет с собой проблемы и боль. Просто на какое-то время отделит тебя от них, отсрочит исполнение приговора суровой действительности. Большего и не надо. Завтра будет уже новый день. Ты откроешь глаза и поймешь, вот оно, решение! По крайней мере, у Беллы было именно так.
-Это - Новый Орлеан, Мари. Закон здесь вершат не полиция, чиновники, или эти сливки общества с миллионами на счетах. Здесь правят два клана - Убийцы и Воры, так было и так будет. Власть - пьянящий напиток, это сладкий нектар и яд одновременно. Одной капли достаточно, чтобы пристраститься. Из-за нее и началась война. Она шла не одну сотню лет, не щадила никого. Кровная вражда. Брат мстил за брата, сын за отца. Эта вражда отравила все вокруг. Мы в этом родились, от этого не отмыться. Я - убийца, он - вор. Мы не выбирали себе лагерь, это сделали за нас. Мой брат ненавидел воров, а при одном упоминании Реми его буквально трясло от злости. А я...мы любили, любили как сумасшедшие, назло всем устоям и правилам. Плевали мы на их закон, сердцу не прикажешь...
Увлеченно рассказывая Шельме свою историю, Будро не услышала скрипа распахнувшихся дверей. Но вот тяжелые шаги, от которых деревянный пол буквально проваливался, пропустить мимо ушей было невозможно. Тем более, что направлялись они точно в их с Мари сторону. Блондинка повернулась в пол оборота как раз в тот момент, когда гость громко кашлянул. Барыгу она узнала сразу, правда, видеть его здесь было несколько странно. Просто так он свои апартаменты не покидал, и уж тем более не захаживал в логово убийц. На то должна быть очень веская причина.
Она была очень кратко изложена на небольшом обрывке бумаги. Белладонна сразу поняла о чем речь, правда, упоминание имени Реми вызвало довольно странную реакцию, девушка скривила губы и от души долбанула кулаком по стойке.
- Помочь? А трусы ему не погладить? - шикнула она вполголоса, готовясь вылить очередную порцию яда на внезапно появившегося Барыгу. Не успела, едва она открыла рот, как ее наглым образом перебили.
Твой Тэйлор хотел поднять восстание и тебя грохнуть. Реми полез его останавливать, пока они там еще кого не позвали. Ну ты же знаешь, что наш засранец не всегда блещет умом. А там четырнадцать твоих убийц. И еще на него какой-то ошейник против мутантов нацепили. Я так и не понял толком, что это за устройство. Но прежде чем его мобильный отключился, Реми попросил передать вам обеим, что о покойниках либо хорошо, либо никак. Мне кажется, дело серьезное, да?
Не секунды не колеблясь, Будро выскочила из-за стола - До туда 20 минут езды, а времени нет. Полетаем? - вопрос, само собой, адресовался Шельме, - Только не бросай, как в прошлый раз.
Шутки в сторону. Между собой они еще успеют разобраться. А сейчас на кону жизнь, жизнь любимого человека. Так что самое время засунуть эту обиду куда подальше. (чтобы было, с кем разбираться)
-Он еще спрашивает, какое дерьмо я за ним убираю... Пойдем, покажу какое.... С этими словами вылилась и последняя капля обиды.

Ничем не примечательный домик, полуразвалюха, каких на окраинах Нового Орлеана пруд пруди. Идеальное место чтобы схорониться. Белладонна тысячу раз проезжала мимо, даже не подозревая, какая гадюка свила тут гнездо. Она шла туда с холодной головой и трезвыми мыслями, ну, почти трезвыми. В ее "списке смерти" Тейлор был первым. Те же, кто не откажется от своих замыслов, последуют за ним, и плевать, какое они занимают место в иерархии. Но так нельзя. Нельзя поддаваться порыву, это безрассудство может дорого обойтись. Медленно, шаг за шагом, она подкрадывалась к окну, неслышно, словно пантера на охоте. Прислонившись к стене, прислушалась. Тяжелые шаги, в пяти метрах от нее. Двое. С ними она справится, тем более Шельма ее прикрывает. Сейчас главное не наделать лишнего шума. Едва пара левых ног синхронно шагнула из-за угла, как их тут же отправили в нокаут мощным ударом псионической дубинки. Оба отлетели метра на три от блондинки, так что пришлось за ними идти. Контузило парней не слабо, они с трудом различали голоса. Но этот голос узнают из тысячи. Силу удара она рассчитала, ведь их еще нужно допросить. Этим заниматься удобнее, когда они еще дышат и, хоть немного, но соображают.
- Где Реми?
- Ничего у тебя не выйдет! Вас тут всех перережут, и тебя, и твою....Приглушенный выстрел точно между глаз остановил его словесный бред.
- Ответ неверный. Ствол передвинулся к голове второго, - Вопрос тот же!
-Там....там...наверху...Указательным дрожащим пальцем он указывал на второй этаж.
- Сколько их?
-Уже двадцать.
-Тейлор?
-Тоже там. Прошу, не....
Второй выстрел.
- Предатели. Уже восемнадцать...
С этими справиться было легко, новички. Всего два-три года как вступившие в гильдию. По местным меркам - новобранцы, желторотые цыплята. А кто ждал их внутри? Те, кто в огне не горит и в воде не тонет. Закаленные в боях головорезы, киллерская элита, профессионалы, вооруженные до зубов. На таких с парой пушек не пойдешь.
Девушки, держась за руки, подлетели к окну второго этажа. Увиденное только еще больше разожгло в ней огонь.
Реми уже не дрался. Он лежал на полу, залитом его же собственной кровью. Восемь человек держали его, а Тейлор, прихрамывая, неспешно прохаживался по комнате взад вперед.
Переглянувшись, девушки сошлись на одном - медлить нельзя.
-...Кто тебя за язык тянул, а? На кой тебе сдалась эта безмозглая с.... Звон разбитого стекла оборвал мысль "оратора".
- Ты договаривай, Тейлор, не стесняйся...

0

16

У каждой из них была своя правда, своя точка зрения и свои мысли на счет сложившейся ситуации. Не отрицали обе только то, что сама ситуация была полностью идиотическая. С какой стороны не посмотри, куда не поверни голову - сплошные проблемы и препятствия, но самое отвратительное в них было то, что с упорством тысячи леммингов они штурмовали эти баррикады логики снова и снова, залезая на них и скатываясь с вершины в глубину собственной глупости. Как еще можно было назвать то состояние разума, которым они все были заражены? Так что, у каждой из них была своя точка зрения, но действовали все примерно одинаково. Словно что-то тащило, тянуло, дергал какой-то искусный кукловод за ниточки, будто прописано на судьбе это было, где-то и кем-то там, за гранями разума и понимания.
Она фыркнула, изламывая бровь:
- Ну, кто хочет, тот и позволяет вешать себе лапшу на уши. Принимать ложь или просто закрывать глаза - разные вещи все-таки. Если я буду проверять каждое слово в своей жизни и пробовать его на вкус - зубы переломаю и устану раньше, чем пройду и половину. Так что, не соглашусь я с тобой, лапшу я не люблю, но не в моих силах что-то менять. Пусть лучше я буду не в курсе.
Может это было и правильно с точки зрения женщины, с точки зрения логики и поведения. Не так, как должна была бы мама научить, или девчачьи журналы. Что делать, если он вам изменяет и все такое. Что делать? Каждая решает сама. Но не могла она сама ничего предпринять, разве что голову ему оторвать своими руками, набить соломой и поставить на полку. Что она может еще? Ничего! Ничего. Потому что ограничена в возможностях, и это не просто красивые слова и отговорки, увы.
Одной лучше неведение, чтобы не было повода к ссоре. Другой - лучше сразу пулю в лоб пустить, потому что не привыкла иначе. Они такие разные. Но они сидят тут, в темноте и легком гуле бара, опустошая бутылку виски под типично женские разговоры, о том, какие мужики сво... А месяц назад чуть не убили друг друга. Беда объединяет, да?
- Я столько в последнее время слышу об этих кланах, что, кажется, ничего другого тут и нет. Убийцы, воры и болото. И истории, что передаются по воздуху, - она допила залпом глоток, остававшийся в бокале. Грубый напиток, после пары глотков начинал драть горло, тут явно не стремились за качеством алкоголя, кто знал, что туда подливал бармен в надежде, что блондинка не заподозрит неладное. Хотя, какая ей сейчас разница, голова как не болела, так и не будет болеть, а вкус... Ну, тут уже сложнее, не ей править бал в этом заведении, не ей диктовать условия вкуса напитка. Пока Белла рассказывала свою версию истории, которую Шельма уже слышала частично, южанка краем уха и сознания слушала, а краем - улетала в свои собственные мысли, которые не приводили ни к чему новому и интересному, а все крутились и крутились вокруг сегодняшнего дня и фразы "Любопытство сгубило кошку". С другой стороны, что ни делалось - оно делалось к лучшему, полностью безвыходных ситуаций не бывало, бывали те, из которых трудной найти выход, или не приятно, или не хотелось, ситуации, которые затягивали, как трясина на местных болотах. И снова болота, что-то слишком много в ее жизни теперь стало болот, от которых она так долго убегала, будучи подростком лет пятнадцать назад.
Она кивала в такт словам, не найдя в себе сил перебить или прокомментировать. Что она может сказать? "О, дорогая, не переживай, все будет еще, вот увидишь, все образумится, вы такая красивая пара..." Да ее стошнит, если она так скажет. Шутки шутками, разговоры разговорами, но утешать? Не смешно, ей проще было откусить себе язык. В такие моменты где-то там, глубоко в подсознании, сами собой формулировать ответы на заданные ранее вопросы. Пока еще не обличенные в словесную форму, но уже с готовыми интонациями. Не самыми приятными интонациями для многих, в этом она точно была уверена.
В пустом баре появилась новая фигура, которая, судя по всему, знала за кем и зачем шла сюда. Огромных размеров мужчина с металлическим протезом (фанат Солдата?) прошел в тишине заведения за стойку и уселся, обращая все свое внимание на Беллу. Они явно были знакомы, Шельме оставалось лишь с интересом и любопытством наблюдать. Вот из руки в руку перешел листочек, вот он просит помощи, не за себя, за Реми... Южанка подобралась внутренне, резко поставив на стол стакан, который крутила в руках. Ей нужно было только знать адрес. Ну и как туда добраться. Сомнений никаких не было - лететь, лететь и вытаскивать его скорее из передряги. Все моральные метания, все эти игры в правду-ложь, сегодняшний прецедент, все это она оставит на потом. Что бы не следовать указаниям незнакомца и не говорить хорошо или молчать. Лучше ругаться, но с живым, чем оплакивать мертвого.
- Держись крепче, крошка, - она встала, одергивая курточку и застегивая молнию. - В прошлый раз ты сама была виновата, я не знала, куда лететь. Будь моим штурманом, - она шутливо предложила блондинке руку, словно приглашая танцевать. Но танцевать они сегодня не будут, на случай полета у нее была другая идея, которая предполагала, что Белла будет довольно крепко цепляться за шею Анны, оставив попытки придушить полосатую по дороге. Ну а попытается придушить - полетит вниз.
Южанка подхватила на руки свою сегодняшнюю напарницу по надиранию чужих задниц и сорвалась с места, взмывая в воздух. Это по дороге ехать двадцать минут, а на прямую лететь было сильно меньше, вся дорога заняла минут семь, благо ни светофоров по дороге не было, ни развилок, не надо было ждать, пока старушка перетащит свои кости через пешеходный переход... У них была свобода и ветер, который спутывал волосы, а скорость, ну не реактивный самолет, так разгоняться было ни к месту, но довольно приличная, чтобы  быстро пролететь полгорода и вылететь аж на окраину, к старому большому серому дому. Он стоял, словно призрак мертвого в мире на грани. Не даром тут все провоняло насквозь магией вуду, тут многое было на грани жизни и смерти, увы - порой в прямом смысле.
Они остановились недалеко от указанного Беллой дома, коснулись ногами земли и пошли вперед, стараясь не нарушать тишину утра. Первые жертвы появились на их пути довольно быстро, двух молодых мужчин блондинка снесла сначала своей псионикой, а потом и вовсе всадила по пуле в лоб. Цинично. Грязно. Но тихо. Кроваво-красная пыль, вырвавшаяся из затылков первых жертв, заставила Анну сморщить нос:
- Ну и методы, а. Все можно было сделать тише, - она пошевелила пальцами на руке, давая понять, что мутантов среди них двое и что не всем нужно оружие, когда ты сам - оружие, - В следующий раз не сноси всем подряд головы, мало ли, что за тайны они хранят в них и сколько из них они так и не выдали. А так я уже и не смогу с них ничего считать...
Она пожала плечами, что сделано - то сделано, им предстоит пройти вперед и вырубить (убить?) еще сколько? Восемнадцать человек? Замечательное начало утра.
- Надо было допить ту бутылку, было бы капельку веселее, - Анна вздохнула, подхватив Беллу за талию и подлетая вверх, ко второму этажу, - Хотя, лучше все же выбрать другой бар. Знаешь, в Нью-Йорке есть пара не плохих мест, и виски точно не будет разбавлен водой из-под крана, наведайся как-нибудь, сходим, там точно никаких гильдий нет... - Она с размаха влетела в окно, разбивая его плечом, прикрывая свободной рукой и свою голову и заодно голову блондинки. Звон стекла, осколки градом посыпались на пол, эффектное появление, не иначе. Эффектнее было бы только через стену, но рисковать чужим здоровьем в данной ситуации не хотелось, а стена могла быть несущей, и сложился бы домик, погребая под собой всех этих убийц.
- Плохо дело, - не стесняясь присвистнула южанка, скрещивая руки на груди и осматривая бегло помещение. Двенадцать человек она насчитала сразу: восемь в центре комнаты держат пленника, один ковыляет с дырявой ногой, раздавая ценные указания, двое стоят по углам и один у входа. Дело было действительно плохо, рыпнись сейчас Шельма или Белла в какую-либо из сторон - начнется стрельба, это убийцы, они не станут сильно долго думать: стрелять или разговаривать. Стрелять, конечно, сначала стрелять - потом думать. А потом уже разговаривать. Ладно она, ей все это будет не страшно, если опять ничего сверху не свалится, как в прошлый раз... Но первая пуля полетит в голову если не Белле, как главе Гильдии, то Реми. Попадут под раздачу все.
Думай, голова...
Додумать не удалось. Может быть Белладонна и решила бы вопросы с (бывшим?) любовником... полюбовно. Но Тейлору следовало бы или тщательнее выбирать персонал себе, или не лезть в чертовы руководители. Руководство не терпит в некоторых моментах самостоятельности подчиненных, особенно, когда они решают проявить доблесть и завалить врага своего главы со спины.
В районе почки неприятно кольнуло. Довольно неприятно, учитывая, что кожа хоть и не пропускала через себя колющее и режущее, но пропускала совершенно все ощущения. Нож замер, запутавшись в коже куртки и футболки, что была снизу.
- Сюрприз, - Шельма явно подхватила этот оскал у одного хорошего друга, он получался перекошенный, довольный, агрессивный. И это было последнее, что увидел мужчина в черном, прежде, чем свалился из окна с подачи в челюсть. Судя по тонкому стону снизу - он не разбился насмерть, но явно не смог бы сейчас самостоятельно отползти, - На сколько низко нужно пасть, что б напасть со спины, а, - он картинно отряхнула руки, поворачиваясь к действующим лицам разворачивающегося спектакля на выживание. Они сделали свой ход. Очередь за дамами.
Тринадцать объявились, остальные - нет. Итого - семнадцать живы.
Оставалось пять в тени, по углам, где-то рядом. Может быть пять, а может и больше... Времени было мало, они тут не в игрушки играют, им нужно было лишь... Окей, у всех свои планы на эту потасовку, если Анне сейчас было важнее вытащить подальше Гамбита и удостовериться, что он жив (вряд ли здоров, она надеялась, что хотя бы просто вырубился...), то Белла наверняка решит поквитаться за такое с Тейлором.
- Милая, потом поговорите, - она максимально близко наклонилась к уху Беллы, говоря, как можно быстрее и тише, - С тебя псионический щит, накрывай себя и этих двоих, разбираться будем позже, давай!
Иногда она ненавидела себя, ненавидела свою кожу, ненавидела свою мутацию, ненавидела всех мутантов и саму мать природу. Так хотела быть нормальной. Как все. Но порой, в такие моменты, как сейчас, когда ее руки способны ломать чужие головы лишь слегка прикладывая их об стены или пол, она понимала, что все-таки для каждего в этой вселенной есть свой уголок в задумке мира. Каждый что-то может и от каждого это может потребоваться во благо другим. Как сейчас, например, когда она отсчитывала секунды параллельно с отсчетом убранных с дороги людей, пока пули дырявили одежду и кусали ее раскаленными зубами за кожу. Зубки мелковаты, следов даже не останется, но боль... Было больно. Было чертовски больно, на столько, что хотелось прекратить все, что здесь происходило прямо сейчас. Но нельзя.
Пять.
Минус пять. С разворота рука вошла в грудную клетку, пробивая ребра и заталкивая часть одежды с экипировкой куда-то в легкие. Не было даже сожаления, эти люди сами напросились. Несколько пуль ударилось о ее затылок, отскакивая и разнося по черепной коробке отвратительное эхо, дезориентирующее. Увы, стрелок не смог убежать далеко, когда его лицо с мягким влажным хрустом впечаталось в кирпич стены.
Шесть.
Оставалось совсем чуть-чуть.

+1

17

- До туда 20 минут езды, а времени нет. Полетаем? Только не бросай, как в прошлый раз.
- Ну раз вы пойдете его спасать, я, пожалуй, подгоню машину. Надеюсь вам, леди, хватит ума не тащить его в больницу. ЦРУ такие подарки не заслужило.

Барыга пошкрябал пальцами бороду, пригладил усы и жестом показал бармену, чтобы тот налил. Бармен кинул короткий взгляд на Белладонну и, убедившись, что та не возражает, выставил на стол бутылку рома и большущий стакан. Барыга довольно крякнул и потер руки – в отличие от Беллы и Анны Марии у него в запасе время было. Десять минут, чтобы закинуть в себя пару-тройку стаканов отличного рома, и еще десять – чтобы подогнать машину туда, куда нужно. Ну а там видно будет, что грузить – три трупа или одного раненого и двух сопровождающих. В своей собственной безопасности Барыга был уверен – в Новом Орлеане было много спецов по технике и программированию. Но очень, очень мало гениев в этих областях. А Барыга был настоящим гением.
Белла и Анна Мария уже покинули бар. Бутылка подходила к концу. Бармен тихо кашлянул, постучал пальцами по циферблату наручных часов. Барыга недовольно булькнул, кинул на стойку сотню и, громко топая, отправился на выход.
В конце концов, он же обещал подогнать машину.

***

Их было слишком много. Реми достаточно быстро расправился с тремя, отправив двоих отдыхать на больничную койку минимум на месяц, а еще одного спустить с лестницы. Ну а потом все завертелось. Убийцы Гильдии не повторяли ошибок идиотов из фильмов, не нападали по одному, но и не валили толпой, мешая друг другу. Ситуацию осложняло то, что, в отличие от воров, предпочитающих кинжалы и шпаги, убийцы не брезговали огнестрельным оружием. Настолько не брезговали, что редко промахивались.
Редко – это один раз на тысячу.
Первую пулю Реми схватил минут через пять после начала драки. Видимо, Тейлор отдал приказ не убивать его сразу, потому что стреляли не в сердце и не в голову. Хотя ногу было тоже жалко – пуля прошила бедро совсем рядом с артерией, и Реми сразу же потерял в мобильности. Хотя от второй и третьей пули он и увернулся, четвертая прошила ту же ногу, но уже задев артерию. За это время Реми вырубил еще четвертых, но на смену вышедшей из строя семерки прибыло больше десятка новых убийц.
Реми опоздал – Тейлор успел поднять свою мини-армию. Хорошо хоть пригнал он их сюда по его душу, а не отправил за Беллой.
Завалили его окончательно минут через десять. И тут же нацепили ошейник – это мерзкое отвратительное изобретение корпорации Траска. Ну а дальше дело было за малым – хоть Реми за долгие годы мотаний по свету и научился драться, его способности и рядом не стояли со способностями убийц. Так что Реми достаточно быстро лишился не только всего оружия в виде карт и шеста, но и плаща, брони и защитного воротника. Само собой, он пытался сопротивляться, за то и получил три ножевых в живот. Хорошо хоть раны были не колотые, а резаные. Хотя приятного все равно было мало.
Вообще-то Реми не особо рассчитывал выжить. Убийцы его всегда ненавидели. А уж после провальной свадьбы и смерти Джульена он стал чуть ли не их классовым врагом. Так что убивать быстро его явно не планировали. Пара минут пинков ногами, и Тэйлор жестом приказал прекратить. Восьмерка особо активных, правда, руки не убрала, хотя Реми не особо понимал почему. Он сейчас даже уползти не мог, не то, что убежать.
- А теперь наконец-то поговорим.
- Ммм… - Реми закашлялся, понял, что говорить не сможет, и показал Тэйлору фак. За что тут же получил по лицу.
- Неправильный ответ. Но, знаешь, я тебе дам последний шанс. Обещай не мешать Гильдии Убийц, забудь Беллу и оставайся со мной. Будешь персональным прикормленным вором. Да и... Мне не помешает такая девочка, как ты.
Пожалуй, похабные ухмылки на лицах окружающих были еще более унизительными, нежели слова бывшего любовника. Реми криво улыбнулся и кое-как прохрипел.
- Non, cher. Твой член меньше твоего мизинца, а рукоблудием я и сам могу. А у Беллы хотя бы грудь есть… И чувство юмора.
Дальнейшее Реми помнил слабо. Эти слова ему прощать не собирались.

-...Кто тебя за язык тянул, а? На кой тебе сдалась эта безмозглая с....
- Ты договаривай, Тейлор, не стесняйся...

- А вот и девочки...
Очередной удар по лицу, и Реми благоразумно замолчал. Он не сомневался в том, что Белла будет убивать. И почему-то не сомневался, что и Шельма вряд ли будет милой и доброй. А смотреть на то, как умирают люди, ему сейчас не очень хотелось. Хватало и эмпатических ощущений, которые чертов ошейник отсекать не собирался.
Чертов Траск. Даже тут не смог сработать чисто.
Единственное, на что сейчас хватило Реми - тихо свиснуть, привлекая внимание, и показать Шельме пять пальцев. Четыре пальца. Три. И указать направление - вниз, намекая на первый этаж, и в два угла в этой комнате. Стандартная, разработанная еще на тренировках система - Реми давал понять, где заложил "бомбы". На этот раз было всего три карты с отложенным энергическим зарядом. И сейчас эти самые карты медленно разгорались. Судя по свечению, Реми не скупился - вряд ли бы после взрыва от этой развалюхи осталось что-нибудь пригодное для ремонта.
Теперь его держали всего двое. И один из них, как назло, заметил, что Реми не просто так дергает рукой. И не долго думая полоснул Гамбита кинжалом от ключицы до подбородка. Видимо, это уже был какой-то жест отчаяния, потому что рана вышла неглубокой, да и вроде как важного он ничего не задел. Но крови было много - слишком много для Реми, и так потерявшего ее немало.
"Надеюсь, еще поговорим, mes cheries. Мне, кажется, все же стоит извиниться".
Глаза закрылись сами собой.

+1

18

Первым ее взгляд нашел Реми. Окровавленный, полуживой вор лежал на полу и даже пытался говорить. Это была единственная причина, по которой Тейлор еще дышал. На легкую смерть он мог рассчитывать лишь в одном случае - если сию секунду опустит оружие и упадет ей в ноги, моля о прощении. Последнего, разумеется, не случилось. Белла была этому даже рада. Этот...язык не поворачивается назвать человеком, предал ее. Нанес ей оскорбление не только как женщине, но и как Главе Гильдии. Так что убивать его она будет лично, медленно, смотря ему в глаза и упиваясь каждым мгновением его нестерпимой боли.
На мгновение Бандит даже немного растерялся. Он не успел вовремя дать команду своим людям, и этого времени Белле вполне хватило, чтобы подняться. Непроницаемое псионическое поле теперь защищало ее с ног до головы. Теперь ей был не страшен даже выстрел из гранатомета. Точно такие окутывали сейчас Реми и Анну-Мари.
-Зараза! - с досады крикнул Тейлор и схватил пистолет, тем временем двое обошли ее со спины, - Ты все равно уже проиграла! Гильдия на моей стороне!
- Говорю один раз. Те, кто сложит оружие, сможет надеяться на справедливый приговор совета. Остальные, в качестве платы за предательство, лишатся своих сраных голов. Решайте.
Единогласно. Ну что ж, ваше право.
Удар, усиленный плазменным зарядом, становится в десятки раз сильнее. Решивший испытать судьбу и подкрасться сзади испытал это на себе, но ощущениями своими уже ни с кем не поделится. Белладонна снесла ему пол головы.
Раз.
Тейлор такого поворота явно не ожидал. Об этой части своих способностей Белла никогда не распространялась, что и сыграло ей на руку. Что же касается щита, он сработал на отлично. Летевшие в нее пули рикошетом устремлялись к тому, кто их выпустил. Одна, вторая, третья....шестая...все, тишина...Еще одно тело с грохотом упало на пол.
Два.
Шельма тоже времени даром не теряла. У Белладонны и своих дел хватало, но краем глаза она заметила пятерых, что красивым узором разлеглись у ее ног.
Бандит бездействовать тоже не собирался, однако, из-за раны прыть его поубавилась. Раненый зверь, стоящий напротив, сверлил ее глазами, прикидывая наверно с тысячу разных способов уложить ее в гроб. И, что самое обидное, ни один из них не мог осуществиться, пока вокруг нее защитное поле. Ни одна из его молний не достигала цели, и уж тем более не могла причинить не малейшего вреда белокурой фурии. Она смеялась над ним, издевалась, каждый раз уворачиваясь или перенаправляя удары в его "сторонников". Три. Четыре. Пять. И в один прекрасный момент ярость его взяла верх, он кинулся на нее. В тот самый миг раздался оглушительный взрыв. Пол под их ногами рухнул, доски превратились в щепки. Огромной силы волна буквально выбросила их на улицу, не стесняясь, ломая ими стену. Все, что она услышала, это надрывный крик соперника, налетевшего на что-то острое.

Через пару секунд она открыла глаза. Она лежала на лужайке возле дома. Кругом щепки, обгоревшие доски и ... трупы. Много трупов. Только пока выбиралась из-под груды обломков, насчитала пятнадцать. К счастью, среди них не было Реми. И Шельмы.
С помощью энергии, она поднимала один обломок дома за другим. Сердце надрывно стучало каждый раз, как удостоверилось в неудаче. И вот, наконец...
-Реми! - с грохотом откинув балку в сторону, Белла упала на колени. Ее рука потянулась к шее, проверить пульс.  - Живой... с шумом выдохнула девушка и нагнулась ниже.
Дышит....
Будро скинула с себя плащ и начала резать его на мелкие лоскуты. Одним таким она перетянула раненую ногу Гамбита. Другие, побольше, накрыли раны на животе и шее.
-Ты меня слышишь? Реми! Очнись! Очнись....пожалуйста....

0

19

Они же вроде были знакомы не первый день, сталкивались лбами, показывая зубы друг другу, показывая, чего стоят, протаскивая друг друга через леса и скалы. И обе знали о способностях друг друга. Так какого черта она сейчас была покрыта тонкой пленкой псионического щита? Спасибо, спасибо Белле, она хотела, как лучше, но все это несколько мешало и сбивало с привычного темпа передвижения. Да и сил, наверняка, отнимало не мало у самой Будро. Потом можно будет сказать спасибо, если она вспомнит или они выживут... В прочем, Шельма намеревалась выжить, для ее тела эта потасовка была, как разминка перед тренировкой. Только, увы, для тела. Мозги работали на сто десять процентов, просчитывая ситуацию, стараясь предугадать дальнейшие действия врагов. Но что предугадывать? Они все здесь были нацелены пока на одно: уничтожить.
Она услышала свист, резко оборачиваясь и откидывая в сторону новое тело, что безжизненной куклой висело у нее в руке. Солдат Гильдии уже даже не трепыхался, а руки женщины были по локоть в крови в прямом, а не переносном смысле. Сегодня она будет спать плохо. И завтра, и еще долго-долго, как и каждый раз, когда убивает живое существо своими собственными руками по своей собственной воле. Но с совестью разговоры будут потом, сейчас у нее есть дела поважнее. Она услышала этот свист и обернулась. Условный сигнал, призванный привлечь внимание и предупредить. Рефлекс, отработанный годами.
Нельзя было поддаваться эмоциям сейчас. Нельзя было кинуться на поиски аптечки, зажать даже ладонями раны, пока Гамбит истекал кровью. Нельзя было наплевать на все, схватить и его, и Беллу за шиворот, вытащить, вылететь в окно, наплевать на Гильдию. Нельзя было, дела требовалось довести до конца, к тому же, новые переменные были введены в уравнение. Кто бы мог сомневаться, драться - так до последнего вздоха. Ведь именно в этом вся соль жизни. А если приперли к стенке - так забери с собой побольше. Что б не скучно было перед воротами Ада стоять в одиночестве и никого не зная. Так хоть компания подберется по ситуации.
Нельзя было поддаваться эмоциям сейчас. Если верить Реми, то в скором времени их накроет взрывной волной от зарядов, заложенных по углам внизу. Тут уже она не сможет ничего поделать, никто не сможет, кроме него самого при желании. Ни проводов, чтобы выбрать правильный и перерезать, ни транспортировка до ближайшего полигона, ничего. Они рванут, рванут, черт бы их побрал. Она хотела отрицательно покачать головой, сказать, что не стоило этого делать, но показала бы тем самым, что не поняла. Поняла все, выхода не было, приходилось понимать и осознавать приближающуюся неизбежность. Пять, четыре, три... Даже крикнуть не успела, когда сталь ножа сверкнула в руке одного из солдат Гильдии, проходясь по шее вора.
Доля секунды, всего лишь отвлеклась и именно эта секунда могла бы стоить ей жизни, если бы не мутация. Если бы не треклятая неуязвимость - она б вообще пять раз подумала бы прежде, чем совать свой нос, куда не следует.
Доля секунды и оглушительный взрыв обдал ее спину волной обломков стены, волной жара, звука, всем, чем только мог, откидывая южанку к черту на рога и впечатывая в стену, накрывая сверху другой... Не успела.
Не успела.
Не успела сориентироваться, не успела ничего сделать, не успела даже рот открыть. Нельзя было поддаваться эмоциям, но как иначе?..
Не успела, поддалась.
Взрыв несколько оглушил даже ее, противный писк в ушах стоял еще несколько секунд, пока она окончательно не пришла в себя и начала откашливаться, ударяясь спиной о что-то твердое и, судя по разодранной на спине куртке и голой коже, о что-то неприятное шершаво-бетонное. Скорее всего - часть плиты перекрытия, возможно - несущая балка, но для такого старого дома слишком много бетона и кирпичей, учитывая климат... Неконтролируемый кашель, отсутствие чистого воздуха, взвесь из пыли, проникающая в легкие, царапающая стенки горла. Именно она, подлая, алая, невесомая, смешиваясь с  горящими частями дома и покрываясь сверху пеленой черной копоти, именно она заставила Шельму прийти в себя окончательно и пошевелить ногами. Сверху на них что-то лежало, впиваясь довольно больно в мягкие части тела. И ведь на ней не будет ни царапины, как это не справедливо...
В ушах стоял гул, наверху кто-то кричал, скорее всего - Белла, других женщин Анна не припоминала сегодня в этом чертовом доме. А раз кричала, то и разлеживаться было нельзя, хотя хотелось закрыть глаза и провалиться.
Южанка уперлась руками в обломки под собой и приподнялась на локте, сдвигая массу из бетона, арматуры и дерева над собой. Никто нигде не застонал, не закричал и не зашевелился.  Прекрасно. Она собрала все силы и кулак и оттолкнулась от поверхности, рассыпая весь мусор вокруг себя фонтаном и вылетая метров на пятнадцать вверх, вдыхая чистый свежий воздух и откашливая остатки пыли. Но времени опять было мало, его не хватало на то, что б продышаться, чтобы окончательно прийти в себя. Метрах в трехстах от горящего дома она увидела подъезжающую машину. Кто был за рулем - с такого расстояния было сложно понять, но если это очередные выродки Гильдии спешат на помощь своим, то у нее были плохие новости.
Анна рванула вниз, приземляясь аккурат рядом с Беллой и припадая на одно колено на землю.
- Жив? - Спросила она, кидая взгляд на блондинку, что суетилась рядом с Реми. Сама Белла была в порядке, судя по тому, как резво рвала на полоски свой собственный плащ и перетягивала раны Гамбита. Анна мельком глянула на свои руки, на подранные в лоскуты перчатки и натянула на ладошку край рукава куртки. Хоть немного поможет скрыть кожу, хотя и не спасет ситуацию в целом. - Только попробуй умереть тут, я сама тебя тогда убью. Сначала вытащу с того света, а потом убью, - Сдерживая слезы, прорывающиеся к горлу, она аккуратно провела ладошкой, закутанной в куртку, по его лбу, машинально сдвигая волосы в одну сторону, - Бестолочь, куда ты полез, зачем? Ну кому это было нужно? - Она не вкладывала никакого смысла, не пыталась что-то спросить, она шептала от страха его потерять здесь и сейчас, заговаривала эту секунду, старалась болтовней забить себе самой уши. Раны уже запекались, хотя крови все равно натекло не мало.
- Нам нельзя здесь оставаться, - она подняла глаза на Беллу, вышло как-то слишком хрипло. - Сюда едет машина. Если это не таинственная армия спасения нас, придурочных, тогда предлагаю не думать очень долго, у нас много времени, у Реми - нет.

+1

20

- Ох ты ж е…
Барыга, вообще-то, не опаздывал никогда. Не опоздал и сейчас и, как и обещал, пригнал машину. Точнее, попытался пригнать, только вот внезапно раздавшийся взрыв засыпал единственную и без того убитую подъездную дорогу обломками и всяким мусором. А минивен у Барыги был хоть старенький и немножечко дряхленький, но искренне любимый. И подвергать такому стрессу Барыга его не собирался.
Пришлось парковаться в стороне и… Бежать. Несолидно, конечно, бегать такому человеку, как он, но ситуация выбора не оставляла.
- Хей, живые?!
Вообще-то, Барыга всегда пытался делать вид, что на людей ему плевать. Да и по-настоящему ему действительно были больше интересны и дороги машины. Но почему-то некоторые люди ему все же стали дороги. Это раздражало и бесило, но почему-то в общем и целом было приятно.
- Ну вы тут… погуляли… Так, дамочки. К машине. Быстро.
Барыга особой вежливостью никогда не отличался, поэтому не особо аккуратно отодвинул в сторону и Беллу, и Анну Марию. К последней он прикасаться не боялся – все равно касался кибернетической частью, поэтому им обоим было слегка фиолетово.
- Обе в кузов. Ремней у меня нет, так держать будете.
Барыга подхватил Реми на руки и, тихо матерясь, побежал к машине.
- Ты идиот. Жан-Люк меня уроет и пустит на кофеварки…
В кузове минивена обнаружилось… Пустое пространство. Пассажирские сиденья он давным-давно открутил, а приспособить машину под передвижной гараж так и не сподобился. Зато было много места, чтобы складывать всякий металлолом, раненых или трупы.
А еще в кузове обнаружилось одеяло. Точнее, потасканный и местами измазанный в бензине плед, но это было лучше, чем ничего. На этот самый плед Барыга и уложил Реми.
- Аккуратнее на поворотах, дамочки. Погнали.

… Барыга гнал изо всех сил. Времени осмотреть Гамбита у него не было, но судя по состоянию его женщин, дела шли не очень хорошо. Везти парня в больницу было нельзя, оставалось надеяться на собственные умения. Благо, операционная у Барыги была отличная – для себя любимого делал.
Реми сгрузили на операционный стол.
- Разденьте его. Ты, - Барыга ткнул пальцем в Анну Марию, – Будешь помогать мне. Ты, - железный палец ткнул в грудь Беллу, - Будешь следить за ним. И держать, если надо.
Держать, впрочем, Реми не пришлось. Он потерял слишком много крови и в себя не приходил. Так то «операция» прошла быстро и успешно, благо, ранения были не такими уж и сложными. Пули из Реми достали, порезы заштопали. Зашивал Барыга вручную, и делал это весьма умело. Потом Гамбита просто укрыли теплым одеялом, нацепили на нос кислородную маску и оставили в покое.
- Так, красавицы… Вам бы помыться-одеться. Валите туда, - Барыга махнул рукой в сторону своей спальни. – Там ванна есть. А я пока пожрать организую.
Пока девушки приводили себя в порядок, Барыга прибрал «операционную» и перетащил Гамбита на диван. Помирать тот не собирался, но и приходить в себя тоже. Навскидку Барыга давал ему около суток на то, чтобы отлежаться. И около месяца на полную реабилитацию.
К моменту выхода девушек «в свет», Барыга соорудил бутерброды, кофе, чай и даже откопал полтора литра местного самогона. Гамбиту пришлось обойтись капельницей.
- Ну что… Будем живы.

+1


Вы здесь » Marvel: Fear Within » Прошлое » [16.09.2016] - Не виноватый я! Он сам пришел!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC